суббота, 30 августа 2014 г.

Осада Маастрихта и смерть Д'Артаньяна (1673 год)
.........

Шел второй год войны, вошедшей в историю как "Голландская" - поскольку весной 1672 года огромная по тем временам французская армия вторглась на территорию Республики Соединенных Провинций. Скоро, благодаря дипломатическим стараниям принца Виллема Оранского война превратилась в коалиционную: против Франции выступили Испания, Священная Римская Империя, Бранденбург и прочие...
1 мая 1673 года Людовик XIV в сопровождении всего двора покинул Париж.
Главной целью кампании был Маастрихт - одна из самых сильных голландских крепостей. Поскольку испанцы могли прийти на помощь голландцам и помешать взятию Маастрихта, король решил предпринять отвлекающий маневр. 13 мая "армия короля" разбила лагерь около Лилля, а два дня спустя продвинулась до Куртре, после чего перешла реку Лис и двинулась к Генту. Сам Людовик XIV писал об этом следующее: "Так прошло несколько дней, и это создало впечатление, что я хочу двинуться на Гент или на какой-нибудь голландский город, или на те, что остались позади меня". 27 мая 6-тысячный отряд генерал-лейтенанта графа де Рошфора двинулся через канал Брюгге и прибыл к Дендермюнду, а сам король с главными силами достиг Брюсселя. Таким образом, сбитые с толку французскими движениями, испанцы спешно усилили гарнизоны своих фламандских крепостей, и цель отвлекающего маневра была достигнута.




Панорама осады Маастрихта в 1672 году


Маастрихт, расположенный в пяти лье к северу от Льежа, на левом берегу Мааса был самым древним городом Нидерландов, основанным еще римлянами в 50 году до н. э.; его название происходило от латинского "trajectum ad Mosam" - "брод через Маас". За город долго боролись епископы Льежа и брабантские герцоги, в конце концов утвердив в нем двоевластие - недаром на городском гербе щит поддерживают орел и лев как символы духовной и светской власти соответственно. Голландцы стали хозяевами Маастрихта относительно недавно - в 1622 году, и превратили его в первоклассную крепость, представлявшую собой мощнейший комплекс оборонительных сооружений: тройная крепостная ограда, а также отдельно стоящая на высоком холме немного южнее города крепость Святого Петра - мощный бастион с казематами и контрэскарпом, являвшийся частью общей оборонительной системы.
Оборонял город гарнизон из пяти тысяч пехотинцев и тысяча кавалеристов. К этому можно прибавить еще несколько тысяч горожан-милиционеров - которые, впрочем, не могли сравняться по уровню подготовки с регулярными войсками. Командование осуществлял 46-летний полковник Жак де Фарьо, он же - французский виконт де Малде (Jacques de Fariaux, vicomte de Maulde), опытный офицер, отличившийся еще при осаде Валансьенна в 1656 году.



План французского лагеря при Маастрихте

Непосредственным оппонентом Фарьо был маркиз де Вобан, руководивший осадой. Общая численность французской армии под стенами Маастрихта составляла 24 тысячи пехотинцев, 16 тысяч кавалерии и 58 орудий. Подготовка с осаде Маастрихта (самой масштабной с начала правления Людовика XIV) была основательной - помимо большого числа боеприпасов
огромный обоз располагал шестинедельным запасом продовольствия для этой армии короля. Король даже распорядился прислать к нему в армию художника, "ибо, — писал он Кольберу, — я думаю, он увидит здесь много великолепного". Этим художником стал фламандец Адам ван дер Мейлен – член королевской Французской Академии и придворный живописец Людовика XIV, впоследствии активно сопровождавший его в походах и наиболее отличившийся именно в написании батальных картин, прославляющих эпоху "Короля-Солнца".
Армия короля при Маастрихте имела в своем составе 83 полка: шесть "старых", 51 французский по 30 рот 60 до 120 чел., и 26 иностранных (70 рот от 50 до 200 чел).

План осады Маастрихта

Войска под непосредственным руководством короля обложили Маастрихт с левого берега, семитысячный отряд - с правого; инженеры Вобана навели через Маас несколько понтонов, которые позволяли французским войскам взаимодействовать по обе стороны реки. После этого Вобан приступил к осадным работам - именно под Маастрихтом он впервые и в полной мере демонстрирует изобретенный им способ "постепенной атаки". С целью распылить силы защитников, атака крепости планировалась сразу с трех сторон: справа от Мааса в направлении городского района Вик, слева, со стороны Брюссельских ворот, и против Тонгрских ворот (иначе -"Тонгернские", от расположенного неподалеку голландского городка "Tongr", название которого по-французски звучало как "Tongern"). Тонгрские ворота - основной объект французской атаки - давали прямой доступ в город, однако были хорошо защищены угловыми укреплениями, между которыми располагались равелин и гласис. Севернее тонгренских ворот укрепления представляли собой отделанный камнем земляной горнверк 70 метров длиной и около 40 метров шириной, расположенный перпендикулярно городской стене. Сами ворота, помимо прочих укреплений, защищал кирпичный люнет.
Людовик XIV при осаде Маастрихта

17 июня была заложена первая параллель (на дистанции порядка шестисот метров от крепостной ограды), плацдармы для осаждающих крепость войск и осадные батареи; уже утром следующего дня, 18 июня, французская артиллерия открыла по Маастрихту огонь: 26 французских батарей в течение 36 часов расстреливали крепостную артиллерию.В последующие несколько дней французы захватили возвышавшуюся над Маастрихтом крепость Святого Петра, что предрешило исход осады: во-первых, французы повернули пушки захваченной крепости против города, а во-вторых господствующее положение позволило французам наблюдать за всеми перемещениями противника в Маастрихте.


Людовик XIV руководит осадой Маастрихта 29 июня 1673 года (картина Жозефа Парроселя)


Герцог Монмут при осаде Маастрихта


Через неделю после начала осады, 24 июня (день святого Иоанна Крестителя), было решено начать штурм. Главнокомандующие, поочередно руководившие боевыми действиями, сменялись каждый день. В субботу 24 июня этот пост занимал английский волонтер и командующий контингентом английской короны  Джеймс Скотт, герцог Монмут.
Около десяти часов утра 18 французских батарей, расположенных на горе Святого Петра, начали артиллерийскую подготовку к штурму.
Со стороны брюссельских ворот отвлекающую атаку проводил "Месье" (Филипп Орлеанский, брат короля), непосредственно войсками на этом участке командовал генерал Монталь. Главную атаку должны были нанести полк Короля под командованием пехотного бригадира господина де Монброна, сводный отряд из 300 гренадер и две роты королевских мушкетеров. Монмут лично вел войска на Тонгрские ворота: под грохот мин и ручных гранат, в треске мушкетных выстрелов, первая рота "серых" королевских мушкетеров под командованием капитан-лейтенанта д'Артаньяна ворвалась на равелин. Атака стоила французам около сотни рядовых; семь или восемь офицеров было убито, многие ранены. На участке отвлекающей атаки потери были почти втрое большими: Монталь перестарался, "пожелав сделать больше, чем было приказано", и его батальоны были жестоко избиты и отброшены.
Плацдарм для дальнейшего, решающего штурма, был захвачен: с наступлением ночи подошла Французская гвардия, сменив на позициях мушкетеров и полк Короля.
Утром следующего дня, 25 июня (воскресенье), лично возглавивший солдат гарнизона полковник Фарьо удачной вылазкой отбил укрепление равелина обратно, отбросив Французскую гвардию. Требовалось вернуть потерянную позицию обратно, но силами уставших гвардейцев это было вряд ли возможно сделать. На звуки боя в лагерь генерала Лафельяда ("дежурившего" на данном участке в тот день) прибыли англичанин Монмут и капитан-лейтенант королевских мушкетер д'Артаньян. Поскольку серьезных свежих подкреплений не было, они решили контратаковать тем, что было под рукой: д'Артаньян послал д'Альньи с сотней мушкетер и гренадер атаковать равелин с одной стороны, а сам с остальными бросился с другой. На подходе к равелину к мушкетерам присоединился Монмут с двумя десятками англичан-добровольцев. Некоторые авторы пишут о "безрассудной атаке, устроенной Монмутом по открытой и простреливаемой местности": Англичанин посчитал, что возможные потри будут компенсированы быстротой и стремительностью атаки. Д'Артаньяну, вначале засопротивлявшемуся такой безумной идее, пришлось поддержать Монмута.

Равелин был отбит, но в этой атаке, со шпагой в руке возглавляя своих "серых" мушкетеров, погиб, получив то ли в голову, то ли в горло пулю (которая у Дюма превратилась в пушечное ядро), 62-летний капитан-лейтенант первой роты королевских мушкетеров, кавалерийский бригадир и генерал-майор, капитан малых королевских гончих и временный наместник Лилля, Шарль де Кастельмар д' Артаньян... Птифис в книге "Истинный д'Артаньян" писал так: "они (д'Артаньян и Монмут) сумасшедшим броском преодолели баррикаду, ведя за собой бежавших людей и не отводя взгляда от вражеского укрепления, которое встретило их картечным залпом. Спустя несколько минут ожесточенного боя равелин был снова взят. "Мушкетеры проявили чудеса исключительной храбрости, - рассказывает Пеллиссон, - ни один из них не отступил. Многие были убиты, а у оставшихся в живых после тех ударов, которые они наносили, шпаги были погнуты и залиты кровью вплоть до рукоятей". Когда Людовик XIV лично прибыл к траншее, там подсчитывали потери: 50 офицеров убитыми или ранеными, 100 убитых гвардейцев, 300 человек ранено, из них 60 мушкетеров. Те, кто остался в живых, были охвачены горем при виде своего командира, лежавшего посреди гласиса. "Он был мертв, и его опознали по оружию". Рядом с ним на земле распростерлось вышитое серебром знамя роты"...
Уважение мушкетеров к своему капитану было столь велико, что многие из них сразу вызвались вынести его тело из-под огня противника. Четверо из них были убиты или ранены, после чего это удалось сделать первому квартирмейстеру роты г-ну де Сен-Леже. В награду за этот мужественный поступок король пожаловал ему целых 30 тысяч ливров.
Для короля это было в том числе и личной потерей - после отличия при аресте Фуке он приблизил к себе храброго и хитрого гасконца, был шафером на его свадьбе и крестил обоих сыновей д'Артаньяна! Людовик XIV впоследствии говорил: "Это был единственный человек, который умел заставить людей любить себя, не делая для них ничего, что обязывало бы к этому"...
После сражения, в присутствии двух кузенов д'Артаньяна, Пьера и Жозефа де Монтескью д'Артаньян, тело капитана мушкетеров было погребено в голландской земле у подножия стен Маастрихта.
Документ с подписью Д'Артаньяна

В парке Вальдек (Waldeckpark) недалеко от Тонгеренской площади сейчас находится небольшой железный памятник герою на месте, где он был убит. Еще один памятник д'Артаньяну можно найти в парке Алденхоф (Aldenhofpark), расположенном неподалеку; кстати,автор памятника - россиянин Александр Таратынов, живущий в Маастрихте, среди европейских работ которого также памятник Лефорту и бюст Суворову в Швейцарии, Пушкину в Югославии, скульптурной композиции на тему Рембрандта "Ночной дозор" в Амстердаме и т.д. Другим напоминанием о знаменитом мушкетере в Маастрихте ныне является кафе "Д'Артаньян", расположенное на площади Graanmarkt.
Один из современников (некий Джулиани де Сен-Блез) сочинил в честь следующие строки:
"Король скорбит о сей потере,
Как не скорбел еще доселе.
Его войска, сдержав рыданья,
Не в силах выдержать страданья,
С печалью восклицают непрестанно:
"Хороним славу вместе с д'Артаньяном!
"
Среди английских добровольцев, участвовавших вместе с Монмутом в этой атаке, был 23-летний капитан Джон Черчилль, будущий герцог Мальборо. Ему повезло больше, чем д'Артаньяну - капитан был только легко ранен. Итогом осады Маастрихта для него стали благодарность на военном параде от самого короля Людовика XIV, написавшемy о Черчилле Карлу II, а по возвращению в Англию герцог Монмут представил капитана своему отцу со словами:
"Это человек спас мне жизнь ...".
Карьера Черчилля только начиналась: произведенный из корнетов сразу в капитаны, затем он из капитана станет сразу полковником.
Гарнизон Маастрихта упорно сопротивлялся, однако после взрыва неудачно заложенной контрмины, положившей много защитников крепости, по просьбе жителей Фарьо капитулировал. Взятие Маастрихта после 13 дней осады создало Вобану широкую славу (несмотря на большие потери осаждающих); однако сам король был настолько доволен результатом, что распорядился отсчитать инженеру 4 тысячи луидоров "премиальных". Что касается потерь, то они были весьма велики: французы потеряли около 8 тысяч человек при 3 тысячах потерях у защитников Маастрихта. Так, Полк "du Roy" потерял при осаде убитыми и ранеными: 28 капитанов и 31 лейтенантов и су-лейтенантов убитыми, 12 сержантов, 302 рядовых; полк Дофина: 37 офицеров, 224 сержантов и рядовых; полк "Роял-Вассо" - 50 офицеров и 200 рядовых, и т.д. . Добавим, что это был практически единственный случай, когда Вобан позволил себе овладеть крепостью с такими потерями...
Сознавая стратегическую важность захваченной крепости, Людовик XIV поручил Вобану усилить её сооружения, расположив здесь 7-тысячный гарнизон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий