воскресенье, 12 марта 2017 г.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ.

"МИР В КАРМАНЕ, КРОВЬ - РЕКОЙ..."
(СРАЖЕНИЕ ПРИ СЕН-ДЕНИ, 14 АВГУСТА 1678 ГОДА).
Окончание.

14 АВГУСТА 1678 ГОДА. ВЕЧЕР, ИТОГИ И РЕЗУЛЬТАТЫ.

.................................

Что касается численности армий сторон - известно, что в распоряжении принца Оранского было 45 тысяч солдат (сколько принимало участие реально - сказать сложно). Силы Люксембурга исследователи оценивают в 34 тысячи, из которых маршал использовал в схватках за Сен-Дени и Касто 25 тысяч (13 полков пехоты и порядка тысячи кавалеристов).
Относительно потерь - всё куда интереснее.

Потери союзной армии обычно пишут в 4,5-5 тысяч человек (так, Куинси называет цифру в 4 тысячи убитыми и ранеными и 600 пленными, Линн говорит о 4 тысячах, Олаф Нимвеген - 3 тысячах), французов - около 2,5 тысяч. Однако сражение при Сен-Дени - редкий случай, когда есть возможность оперировать весьма конкретными цифрами. Так, потери тринадцати французских пехотных полков, принимавших участие в бою (без учета кавалерии), фигурируют в нескольких работах, причем с точностью до человека, включая поименные потери среди офицеров. Правда, из здесь данные немного расходятся. Так, Хозье в своем труде "Налог кровью" говорит о 1166 убитых и 2088 раненых (всего - 3254 чел., в т.ч. 233 офицера) с французской стороны. Через 20 лет Перини ("Французские битвы") назовет цифру в 3451 чел. (в т.ч. 220 офицеров, из них 49 убито). Сто лет спустя Кастекс ("Англо-французские сражения") повторит цифру Перини. Объяснить расхождение в цифрах сложно, поскольку и у Хозье, и у Перини офицерские потери - поименные. Так или иначе, с учетом потерь кавалерии общую цифру французских потерь можно назвать приблизительно в три с половиной тысячи.

В целом потери французской пехоты (по Кастексу) таковы:
- Французская Гвардия: 688 убито или ранено, в т. ч. 36 офицеров
- Полк Короля: 389 (28)
- Полк Фекьер: 334 (18)
- Полк Дофин: 313 (29)
- Швейцарская Гвардия: 274 (10)
- Полк Наварра: 241 (33)
- Полк Королевы: 209 (17)
- Полк Лионнэ: 203 (14)
- Полк Эльзас: 191 (15)
- Полк Ступпа: 117 (4)
- Полк Пфайффер: 109 (4)
- Полк Королевский-Руссильон: 96 (12)
- Фузилеры: 58 (3)

Наибольшие потери пришлись на Французскую Гвардию, которая была представлена шестью батальонами и принимала самое активное участие. В качестве примера - поименные офицерские потери полка (по Хозье - 37 человек):
* Капитаны: убитых нет, пятеро ранено (Fouilles, Montigny, Bauregard, Saillant, Pomereuil)
* Лейтенанты: двое убито (Silly, Casalle), четверо ранено (Arboville, Meaux, Loupir, Varennes)
* Су-лейтенанты: четверо убито (Le chevalier de Montigny, le chevalier de Fiquires, Marsac, Gaigni), один смертельно ранен (Montpiou), одиннадцать ранено (Themericourt, Saint-Salverte, La Moresan, Luzenci, Meneuilles, La Trousse, l'Autroy, Crenee, Paluoisin, Saint-Simon, Paulastron).
* Ансэни: трое убито (Boisdonnel, Thiricourt, Matonville), семеро ранено (Jourdigue, Constantin, Ledouy, Noisy, Le Gras, Bouesonne, le chevalier d'Artagnan).

Среди старшего командного состава французской армии стоит отметить трех убитых бригадиров (командир полка Короля маркиз де Сен-Жорж, маркизы де Фимаркон и де Монтиньи), а также тяжелое ранение полковника Фекьера, которому в оба бедра попало по пуле.

Относительно потерь армии принца Оранского данные разрознены. Что касается собственно голландцев - существует перечень принимавших участие 13 полков и поименные списки офицерских потерь, составленные и напечатанные в том же 1678 году голландским книготорговцем Питером Хагеном. По его данным, число убитых в голландских войсках составляло 1500 человек, что касается офицеров - в списке потерь 75 человек, 37 из которых убиты.В частности, значительные потери среди офицеров понесли три полка англо-шотландской бригады голландской службы: 22 человека, из которых 10 убито и 1 попал в плен. Английские потери также велики - например, полк Беллэзис потерял 11 офицеров, полк Уэсли - 13 офицеров, 50 солдат убитыми и около 100 ранеными.



Эпилог.

На следующий день после сражения, 15 августа, обе стороны не предпринимали никаких серьезных действий - хоронили убитых и ухаживали за ранеными (французы, например, отправили своих в госпиталь Турнэ).
16 августа из леса в сторону французского лагеря выехало несколько голландских всадников - один из них, трубач, передал маршалу Люксембурга просьбу о личной встрече от Грана, имперского представителя при армии принца Оранского. Встреча произошла в пять часов пополудни, на опушке леса. После расшаркиваний Грана протянул маршалу письмо о заключенном мире - которое якобы принц Оранский получил только что. Известный своим острым умом и склонностью к иронии, Люксембург не смог удержаться от улыбки и произнес: "Что ж, путь этого письма от Нивегена до Монса был слишком уж долгим и трудным, раз для преодоления 35 лье ему понадобилось целых пять дней..." Озадаченный такой реакцией маршала Грана предложил заключить перемирие в ожидание ратификации договора французским королем.
Стороны обменялись своими представителями: индентант французской армии Робер отправился в лагерь принца Оранского, а делегат Генеральных Штатов Дикфельдт - в лагерь Люксембурга. Весь вечер и утро следующего дня посвятили выработке условий перемирия. Главной загвоздкой был испанский Монс: голландский принц настаивал на пропуске в крепость обоза с продовольствием. Робер ответил, что "господин маршал с удовольствием позволит доставить в крепость продукты - правда, только для губернатора". Уговоры Дикфельдта на Люксембурга также не подействовали.
После заключения перемирия голландцы отошли на несколько лье к Ле-Рё. 19 августа Люксембург, наконец, получил инструкции от короля относительно ратификации им мирного договора и дальнейших действий армии в .
Война окончилась, но принца Оранского терзало желание увидеться с Люксембургом лично. Военачальники (каждый - в сопровождении большой свиты) встретились во второй половине дня 20 августа на равнине между Сен-Дени и Ле-Рё. После долгой беседы на различные общие темы они вернулись к своим армиям: голландская окончательно отошла к Брюсселю, французская - сняла осаду с Монса и отступила к Ату.
Месяц спустя, 17 сентября, все в том же Нимвегене был заключен мир между Испанией и Францией, по которому последняя получала значительные территории в Испанских Нидерландах и большую провинцию Франш-Конте. В немалой степени на это повлиял недавний мир с Голландией, так обильно сдобренный кровью тысяч солдат при Сен-Дени...
Монс падет перед французами - но уже 13 лет спустя. Личное противостояние Люксембурга и принца Оранского только начиналось: впереди были кампании Девятилетней войны, где голландский военачальник тщетно будет пытаться одержать победу над своим французским оппонентом.

Амбиции и лукавство, храбрость и потери, дипломатическая хитрость и военная самоуверенность - в такой атмосфере произошли события сражения при Сен-Дени, рассказ о котором закончен. Завершить хотелось бы строками из письма Людовика XIV маршалу Люксембургу от 19 августа: "Мой кузен, Ваше письмо, в котором Вы писали о произошедшем у Монса, было мне очень приятно. Я рад знать о том, что Вы здоровы...Вы не могли закончить войну лучшим образом".

Комментариев нет:

Отправить комментарий