понедельник, 2 февраля 2015 г.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ.

Конвойное сражение при Вейнендале, 28 сентября 1708 года.

28 сентября 1708 года по юлианскому календарю (9 октября по новому стилю) русская армия под командованием Петра Первого атаковала и разбила шведский корпус Левенгаупта, конвоировавший обоз с продовольствием и боеприпасами, направлявшийся к главным силами шведской армии короля Карла XII.
Тем же днем, 28 сентября - но уже по григорианскому календарю, датируется еще одно сражение, происходившее на другом конце Европы и в примерно таких же обстоятельствах...

После кровопролитной и масштабной битвы при Ауденарде, произошедшей 11 июля 1708 года, союзники разделили свои силы: войска под командованием принца Евгения Савойского осадили Лилль, в то время как армия герцога Мальборо прикрывала эту осаду, внимательно наблюдая за отошедшими к Брюгге франко-испанскими полками Луи Бургундского и Вандома.
Лилль был первоклассной крепостью и к тому же хорошо подготовлен к обороне маршалом Буффлером. Союзники понимали всю сложность ситуации, и потому готовились к предстоящей осаде Лилля тщательно. В августе из Брюсселя ими было направлено два больших конвоя с осадной артиллерией, боеприпасами и продовольствием.Французы не решились атаковать столь богатый обоз, поскольку союзники приняли все возможные меры для его прикрытия - ни Вандом, ни подошедший с востока Бервик не рискнули ради этого своими наличными силами...
14 августа Лилль был блокирован войсками коалиции, и лишь после возведения циркумвалационной линии (окружающей крепость), 23 августа, принц Евгений приступил к устройству траншей и батарей. 7 сентября союзники провели атаку гласиса лилльской крепости, овладев прикрытым путем ценой немалых потерь - только лишь эта атака обошлась им в 2000 убитых и около 2700 раненых...
Гонцы, отсылаемые Буффлером из Лилля, сообщали что маршал готов продержаться в крепости еще как минимум до октября, если получит поддержку извне, как минимум в виде атак на союзные обозы, продолжавшие прибывать в лагерь принца Евгения. Очередной такой конвой готовился союзниками в портовом Остенде - и комендант французского Брюгге граф де Ла Мотт принял решение перехватить его, т.о. оказав посильную помощь гарнизону Лилля. Караван из 700 фургонов (в которых, помимо оружия и продовольствия, находилось 250 тысяч фунтов пороха для продолжения осады Лилля) охраняло всего 2000 пехотинцев и три сотни кавалеристов. Ла Мотт собрал для атаки на конвой серьезные силы - корпус в 22-24 тысяч солдат (порядка 16-18 тысяч пехоты и 6-7 тысяч кавалерии при 40 орудиях). Едва стало известно о выходе конвоя из Остенде, французы выступили в поход. Движение такого сильного отряда не осталось незамеченным для союзников - Мальборо направил на помощь конвою отряд генерал-майора Джона Ричмонда Уэбба. Последний смог спешно собрать в городке Торхоут (в 20 км. от Брюгге) около 4000 тысяч пехотинцев и 1200 кавалеристов и драгун, с которыми выступил навстречу конвою.
Войска ла Мотта настигли конвой 28 сентября, неподалеку от старинного замка Вейнендаль (Wijnendale) - однако Уэбб успел занять позицию перед замком, прикрыв марш каравана.
Генерал Уэбб, получив известие о приближении французов, приготовился к сражению. Несмотря на явное превосходство приближающегося противника, против которого союзники имели лишь 7,5 тысяч солдат, англичанин занял оборону на узком пространстве, не позволявшем французам обойти и окружить его отряд. Уэбб построил основные свои силы в две линии (с резервом в два пехотных батальона и 600 гренадер - в третьей линии), фланги которых прикрывались лесом - где Уэбб скрытно расположил часть своей пехоты (пруссаки, ганноверцы, голландцы). Позади этого боевого порядка прибывшие в район замка Вейнендаль французы могли видеть фуры обоза, спешно тянущегося на юг...
Приближающихся французов встретили полторы сотни прусских кавалеристов генерала Лоттума, своим гарцеванием и редкой перестрелкой отвлекая противника, пока Уэбб построит свои батальоны.

По причине неудобства местности французский генерал построил свои войска плотно и глубоко - развернув сначала четыре линии пехоты, за которыми расположил четыре линии драгун, всю свою артиллерию и две линии кавалерии.
Около четырех часов вечера 28 сентября французская артиллерия открыла огонь. После трехчасовой артподготовки ла Мотт приказал своим войскам атаковать позиции противника. Французская пехота принуждена была наступать на узком фронте, что не позволяло использовать численное преимущество. Выйдя на поляну между двух лесных массивов, она попала под жесткой перекрестный огонь (фронтальный ружейный в сочетании с фланговым из леса) и с большими потерями была отражена. Поддержка пехоты кавалерией также не принесла французам успеха.
Ла Мотт отдал приказ о второй атаке - первая линия союзной пехоты дрогнула под натиском французов, однако поддержанная второй линией сумела выстоять и вновь отразить противника.
Сражение продолжалось два часа, за которые французы понесли огромные потери - от трех до четырех тысяч убитыми и ранеными. Войскам Уэбба этот бой стоил порядка 900 человек. Исход боя решила стойкость и огневой бой союзной пехоты. Прибывший к месту сражения уже в самом его конце генерал Кадоган, посланный на помощь Уэббу герцогом Мальборо с частью кавалерии, увидел лишь отступающие разбитые французские батальоны.
Впоследствии, донося в Англию об успешном сражении, герцог Мальборо - то ли не разобравшись, то ли намеренно - упоминал именно Кэдогана как победителя при Вейнендале. Это возмутило Уэбба, у которого так откровенно украли победу, однако со временем все встало на свои места...

Вот как описывал сражение главный герой книги Уильяма Теккерея "История Генри Эсмонда, эсквайра, полковника службы ее Величества королевы Анны, написанная им самим":

"Как только мы очутились в виду неприятеля, авангард наш остановился на опушке леса, а остальная часть колонны со всей возможной быстротой подтянулась к нему, причем вся наша немногочисленная конница была выдвинута к равнине, чтобы раззадорить неприятеля, как сказал наш генерал. Когда мсье Ламотт подошел ближе, он застал нас выстроенными в две линии у самого леса и тотчас же построил напротив пас свою армию в боевом порядке: всего восемь линий, четыре пехотных впереди, драгуны и кавалерия сзади.
Французы, как всегда, открыли сражение канонадой, длившейся три часа, после чего перешли в атаку. Восемь линий - четыре пеших и четыре конных двинулись на лес, где расположены были наши части. Пехота их действовала плохо; получив приказ идти в штыковой бой, она вместо того открыла огонь, а при первом же ответном залпе дрогнула и побежала. Кавалерия действовала лучше, и с нею одной мсье Ламотт мог бы выиграть сражение, так как она численностью втрое или вчетверо превосходила наши силы; но ей лишь удалось смять два наших батальона, и то мы быстро привели в порядок расстроенные ряды, и сколько раз ни шла французская конница в атаку, она не могла сдвинуть нас хотя бы на дюйм с позиции, которую указал нам наш генерал.
К вечеру, после двухчасовой атаки, французы отступили, потерпев полное поражение. Несмотря на потери, которые мы им нанесли, они все еще были втрое сильнее; и нельзя было предположить, что наш генерал решится преследовать Ламотта или предпримет что-либо, кроме стараний удержать ту позицию на опушке леса, с которой французы безуспешно пытались нас сбить. Ламотт отошел под прикрытие своих сорока орудий, защита которых удалась его коннице лучше, нежели нападение на нас; а тем временем обоз, судьба которого была важнее судьбы всего нашего маленького войска и ради безопасности которого мы готовы были пасть все до последнего, беспрепятственно подвигался вперед и, ко всеобщей радости, прибыл в лагерь осаждающих перед Лиллем.
Обоз сопровождал генерал-майор Кэдоган, главный интендант герцога (не принадлежавший к числу лучших друзей мистера Уэбба). Он с сотней-другою всадников явился на подмогу нашему генералу под самый конец сражения; когда неприятель уже отступал по всему фронту. Он изъявил полную готовность ударить со своей конницей на бегущих французов; но его отряд был настолько малочислен, что не мог бы причинить им серьезного вреда, и мистер Уэбб в качестве старшего начальника счел, что мы уже достаточно сделали, удержав свои позиции под натиском неприятеля, который легко опрокинул бы нас в открытом бою, и обеспечив обозу возможность свободного следования. Таким образом, всадникам Кэдогана не пришлось даже обнажить сабли, однако своим появлением они отбили у французов всякую охоту возобновить попытки атаковать нас. Так как подобных попыток не было, то с наступлением ночи генерал Кэдоган вместе со своим эскадроном отбыл на главную квартиру, довольно хмуро распростившись с мистером Уэббом."

Французы не оставляли попыток помочь Лиллю извне - ибо при всей храбрости гарнизона и таланте Буффлера, крепость не мог держаться бесконечно. Однако маневры французской армии серьезных результатов не дали.
Помочь Лиллю не удалось, однако Людовик XIV был в восхищении от действий Буффлера, который держался дольше, чем обещал - 6 декабря маршал получил от короля письменный приказ не подвергать гарнизон и лично себя дальнейшей опасности и разрешал сдать цитадель. Два дня спустя Буффлер капитулировал, причем по предложению восхищенного его действиями Евгения он сам и составил условия капитуляции - и после 117 дней героической обороны остатки гарнизона с воинскими почестями покинули Лилль; осаждающим взятие Лилля обошлось в почти 20 тысяч убитых и раненых (против вчетверо меньших потерь французов), не считая 10 тысяч человек, умерших от болезней...
А Ла Мотт до окончания кампании успел "отличиться" еще раз: когда Мальборо осадил Гент, французский генерал, имевший в своем распоряжении 15 тысяч человек, получил от короля категорический приказ: удержать Гент любой ценой. Мальборо рассчитывал активной бомбардировкой города рассорить гарнизон с горожанами. Однако комендант не оправдал доверия Людовика XIV - союзники едва успели заложить мортирные батареи, как 29 декабря 1708 года де Ла Мотт, который даже отчасти Буффлером не был, сдал Гент. Позднее генерал был отдан под суд за бездеятельность и выгнан со службы - Людовик XIV не без основания считал, что в связи с наступающими морозами противник очень скоро сам снял бы осаду...




Сражение при Вейнендале


Замок Вейнендале, современный вид.


План сражения при Вейнендале 28 сентября 1708 года.


Комментариев нет:

Отправить комментарий