воскресенье, 11 января 2015 г.

Фридлинген, 14 октября 1702 года.

"Маршальское" сражение маркиза де Виллара.

Сражение при Фридлингене правильнее рассматривать не как отдельное событие в войне - а как некий конечный результат, последнюю фазу операции, проведенной французскими войсками под руководством генерал-лейтенанта Виллара на верхнем Рейне, в окрестностях Гюнингена.

Шел второй год войны за испанской наследство. Войска маршала Буффлера маневрировали против англо-голландцев в Испанских Нидерландах, франко-испанские полки герцога де Вандома успешно сражались против имперцев принца Евгения Савойского в Северной Италии, а на Рейне войска императора Леопольда Габсбурга осадили крепость Ландау.


В этот момент в войну вступила Бавария, союзница Франции: 25-тысячная армия курфюрста Макса-Эммануила атаковала и 18 июня овладела баденским Ульмом - укрепленным пунктом на Дунае. Историки пишут, что эта диверсия была произведена слишком поздно, чтобы помочь гарнизону Ландау, поскольку Людовик XIV давно уже просил курфюрста начать активные действия в тылу у имперской армии Людвига - а баварец, в свою очередь, долго не рисковал выступить без поддержки со стороны французов.
Наконец, после овладения Ульмом, курфюрст решился продолжить наступление. Четырехтысячный гарнизон был оставлен в занятой крепости, сам Макс-Эммануил с 10 тысячами расположился неподалеку, а для выполнения совместных с французами задач он послал в горы Шварцвальда 10-тысячный отряд генерала д'Арко. Последний овладел рядом имперских городов - Кирхбахом на Иллере, Биберахом, Мемингеном, Аугсбургом и Офенгаузеном - и теперь баварцы серьезно угрожали наследственным землям баденского маркграфа.
Тем временем Катина получил от Людовика XIV приказ атаковать имперцев. Маршал по неизвестным точно причинам (то ли совершенно неуверенный в успехе, то ли опасаясь испортить свой послужной список поражением - как пишут некоторые авторы) отозвался об этом предприятии как невозможном. Тогда на первый план выступил другой французский военачальник: генерал-лейтенант маркиз Клод-Луи-Гектор де Виллар.
Он предложил Версалю свой план действий на Рейне - и получил одобрение. В планах Виллара были активные действия: переход на правый берег, атака противника и соединение с баварцами. Это была та самая уверенность (на грани дерзости), которой в текущей кампании не хватало более опытным и знаменитым Буффлеру и Катина...




Клод Луи-Гектор де Виллар


Первоначально Людвиг считал, что движение корпуса Виллара означает лишь попытку французов оказать поддержку своим рейнским крепостям. Однако известие о том, что баварцы двигаются навстречу Виллару заставило баденского маркграфа броситься помешать их соединению и спешно перекрыть все горные проходы, ведущие к Дунаю. Отряд генерал-фельдцейхмейстера графа фон Фюрстенбурга (9,5 тыс. пехоты и 4,5 тыс. кавалерии) перешел с этой целью на правый берег Рейна (6 тысяч солдат под командованием графа Штирума остались в районе Ландау наблюдать за войсками нерешительного Катина), но известие о движении Виллара к Гюнингену заставило Людвига самолично отправится к армии и 5 октября присоединиться к Фюрстенбургу.
Эти осторожные действия баденского маркграфа (который, как считают историки, вполне вполне мог обрушиться на баварцев и разгромить их до прибытия французских полков) дали противнику возможность взять инициативу свои руки. Маневр французов имел не только стратегически, но и политически смысл, и генерал Виллар выжал из этой ситуации все возможное...
49-летний генерал-лейтенант повторил маневр Тюренна 30-летней давности: обогнул горы с юга и в конце сентября достиг городка Гюнинген...
Клод-Луи-Гектор де Виллар родился 8 мая 1653 года в Мулене - в семье маркиза Пьера де Виллара, генерал-лйтенанта и дипломата. В 1671 году Клод-Луи превратился из пажа в офицера французской армии, отличился в Голландской войне: участвовал в осаде Маастрихта, а годом позднее за отличие в битве при Сенеффе 21-летний Виллар удостоился чина полковника кавалерийского полка. По окончании Голландской войны 30-летний Виллар пошел по отцовской стезе - в 1683 году мы видим его послом при венском дворе. В 1690 году он стал маршал де кампом, а три года спустя генерал-лейтенантом. Для 40-летнего представителя дворянства это был не худший путь на вершину, хотя некоторые приписывают Лувуа неприязнь к "продвиженцам" мадам де Ментенон, каковым считают Виллара. Во время Девятилетней войны Виллар сражался во Фландрии, а после войны снова вернулся в Вену послом. Когда войска Евгения Савойского переходили Адидже, открывая военные действия в новой войне, Виллар был вынужден покинуть столицу Габсбургов (6 июля 1701 года) и, вернувшись во Францию, снова встал под боевые знамена "Короля-Солнца".
Первоначально он не получил какого-либо назначения в действующую армию, а посему его план осеннего наступления на Рейне одновременно можно считать и желанием Виллара занять более-менее значимый пост...


Крепость Гюнинген, расположенная на левом берегу Рейна, в четырех километрах от Базеля (на самом стыке трех границ - французской, имперской и швейцарской), вместе с Бельфором запирала собой горный проход между горами Юра (на юге) и Вогезы (на севере). Гюнинген оказался удобной переправой через Рейн, по причине чего был куплен Людовиком XIV и отстроен Вобаном в том же 1702 году. Собственно крепость (1) представляла собой классический пятиугольник бастионного начертания с водяными рвами, усиленный теналями и демилюнами, и помимо этого была усилена двумя горнверками - один из которых был обращен на север, а другой - на юг, к Базелю (2). Непосредственно перед гласисом находились четыре вынесенных вперед равелина, a впереди них два форта: La tour à Mâchicoulis и Etoile.
С Рейном крепость соединяла укрепленная плотина, а переправа осуществлялась посредством понтонного моста длиной в 700 шагов - который был защищен горнверком, образующим некий "теналь-де-пон" ("мостовое укрепление") на острове Marquisat (3), близ правого берега реки. На другом берегу малого рукава Рейна находилось небольшое укрепление (4), влево от деревни Малый Гюнинген (5).


Артиллерийская канонада между имперцами и французами у гюнингенской переправы.


В ночь с 1-го на 2-е октября французы навели наплавной мост с Маркизата на правый берег Рейна - где тут же французские саперы под прикрытием полусотни гренадер стали сооружать "тет-де-пон" (укрепление, защищавшее мост). Виллар усилил горнверк Маркизата дюжиной тяжелых 24-фунтовых орудий, которые помогли отразить попытку нескольких имперских батальонов помешать наведению переправы.
Французская армия была готова к переправе на правый берег. Виллар пишет, что ожидал прибытия обещанных подкреплений - отряда графа Гискара с 10 батальонами и 20 эскадронами, однако последний по непонятным причинам продолжил марш в противоположную от Гюнингена сторону.
Переход французов через Рейн был осложнен тем, что расположившаяся на высотах имперская армия накрывала артиллерийским огнем то пространство, на которое должны были выйти войска после прохождения понтонов. Виллар вознамерился решить эту проблему переправой на швейцарской территории. Правда, здесь возникал политический нюанс, поскольку Швейцария была нейтральной территорией. Однако Виллар-генерал тут же превратился в Виллара-дипломата - указав депутации Базеля, что им были замечены "брандеры" (лодки, груженые камнями), которые шли по течению от Базеля с намерением разрушить французские понтоны. Обвинив т.о. швейцарцев в нарушении ими нейтралитета, Виллар намеревался было обойти имперские позиции со стороны Базеля - но тут сработал другой маневр...



Фрагмент карты с окрестностями Гюнингена, Нойенбурга и поля предстоящего сражения.


12 октября французы захватили укрепленный городок Нойенбург (в нескольких километрах ниже по течению). Генерал Лобани возглавил штурмовой отряд в тысячу солдат; гренадерский капитан ла Петитьер первым взошел на стену; гарнизон из четырех сотен швейцарцев был частью перебит, частью - пленен. После этого Виллар демонстративно стал готовиться к наведению здесь новой переправы через Рейн. Людвиг Баденский отреагировал на падение Нойенбурга тем, что сдвинул свои войска с позиций: не столько с целью отбить укрепленный пункт обратно, сколько прикрыть свои коммуникации с магазинами в Фрейбурге - атаки на которые он опасался. Это дало возможность французским полкам Виллара перейти на правый берег Рейна беспрепятственно. Небольшой имперский арьергард, прикрывавший движение тяжелой артиллерии и обозов, не смог воспрепятствовать маршу французов - лишь уведомив Людвига о появлении противника на правом берегу. Сбитый с толку французскими маневрированиями, баденский маркграф остановил свои войска и стал подтягивать из обратно - к высоте замка Фридлинген, куда уже подходили колонны французской армии.

По атласу Кауслера в сражении при Фридлингене принимало участие 18 тысяч французов (31 бат., 30 эск., 33 орудия) и 25 тысяч имперцев (21 бат., 54 эск., ? орудий). Этому косвенно соответствуют цифры из мемуаров Виллара - который, в частности, говорил о превосходстве противника на 20 эскадронов.
В большинстве же боевых расписаний соотношение сторон указывается как 17 тысяч французов против 14 тысяч имперцев.

Общий боевой состав имперской армии под командованием маркграфа Людвига Баденского был таков:
Пехота (21 батальон, порядка 10-11 тысяч): имперские (габсбургские) полки Markgraf von Baden (3) и Fürstenberg-Mösskirch(2), швабские Baden-Baden(2), Baden-Durlach(2), Fürstenberg-Stühlingen(2),Fürstenberg-Möskirch(2) и Reischach(1), франконские Erffa(2), Schnebelin(2) и Anspach(1), а также два гренадерских батальона.
Кавалерия (38 эскадронов, примерно 5-5,5 тысяч): драгунские Brandenburg-Bayreuth(6), Hohenzollern-Hechingen(6), Castell(6), Schad(5), Aufsess(4) и Hohenzollern(4), кирасирские Stauffenberg(3), Bayreuth(2) и Erbprinz von Württemberg(2).
Артиллерия: 23 (примерно) орудия
. . . . . . . . .
Состав французской армии Виллара:

Генерал-лейтенанты: Деборд (Desbordes, comte du Bourg) и Лобани (Yrieix Masgonthier de Laubanie).
"Маршал де кампы": Маркиз де Бирон (de Biron), де Шамарант (de Chamarante), Сен-Морис (Saint-Maurice) и Маньяк (Magnac).
Пехота (25 бат. в австрийских источниках, 30 бат. по другим источникам, всего порядка 11 тысяч) сведена в семь (иногда указывается восемь) бригад:
- Coligny (Champagne (3), Saintonge (1), Lorraine(1))
- Chamilly (Coatquen (2), Bearn (1), Brie(1))
- Dutot (La Reine(3), Guyenne(1))
- Polignac (Vermandois(2), Bourbonnais(2), Aunis(1))
- Chavannes (Toulouse(2), Poitou(2))
- Dorigny (Conde(1), Hainault(2), Lanois(1))
- de Robecq (Agenois(1), Robecq(1), Nivernois(1), Crussol(1))
Кавалерия (40 эск.):
- Кавалерийские полки (34 эск., сведенные в шесть бригад): Royal, Dauphin-étranger, Conde, Momain, Vivans, Brissac, Saint-Pouanges, la Ferronnaye, Bouze, de Séve, Conflans, Vivans-Saint-Christau, Forquevaux, Merinville, Dauriae, de Bissy (первые два - по 3 эск.. остальные - по 2).
- Драгуны: полки La Reine и Gévaudan (по 3 эск.)
Артиллерия: 30-33 ор.
Боевые порядки сторон представляли собой два крыла: кавалерийское - на равнине, и пехотное - на высотах. Имперская кавалерия (правое крыло Людвига, которым командовал фельдмаршал-лейтенант граф Франц-Антон Гогенцоллерн) построилась на равнинном плато между замком Фридлинген и высотами Тулика - где расположилась пехота под командованием фельдцейхмейстера графа Фюрстенбург-Мескирха. Наконец, два батальона баден-дурлахской милиции закрепились на крайнем правом фланге, защищая замок Фридлинген и небольшое полевое укрепление типа "шанец" рядом с ним.
Поскольку имперцы имели преимущество в кавалерии на открытом пространстве, то Виллар решил нанести главный удар пехотой по левому (пехотному) крылу противника. Французская кавалерия (под командованием де Маньяка), выйдя на равнину, построилась в две линии между Фридлингеном и Вейлом - а большая часть пехоты (пять бригад) под командованием генерал-лейтенанта Деборда двинулась справа, на высоты.
Крайнее левое крыло французской армии составлял отряд и 16 гренадерских рот, которому поручено было прикрывать понтонный мост и удерживать связь с Маркизатом.



Сражение открылось в полдень, артиллерийской канонадой, после чего Деборд перешел в наступление. Бригада де Робек была оставлена у Вейла в качестве резерва, а четыре остальных бригады - развернутые в две линии и ведомые Дебордом - начали углубляться в заросли леса Каферхольц. Первый натиск французских батальонов был успешен: он выбили из окопов и оттеснили пехоту имперцев, заняли рощу и захватили несколько орудий противника. Однако маркграф Людвиг немедленно отреагировал на это, бросив часть своей кавалерии (6 эскадронов драгунского полка Байрейт) во фланг. В то же самое время остальная кавалерия при поддержке нескольких пехотных батальонов начала наступление против левого французского крыла.
Пехота Деборда, внезапно атакованная имперцами, впала в панику - и два десятка батальонов бросились назад, из леса, спешно сдав только что доблестно захваченные высоты. Генерал Деборд погиб в числе многих офицеров...
Первая линия кавалерии французов в центре также опрокинута имперской атакой, и лишь ружейный огонь гренадерского отряда сдержал натиск противника, но позволив поступить таким же образом и с эскадронами второй линии. Настал критический момент сражения...



Говорят, что уже практически уверенный в победе над имперцами, Виллар находился с начала сражения в гостинице Вейла, где запивал охлажденное мясо кларетом и ждал известий о разгроме маркграфа Баденского - причем уже заранее диктуя своему секретарю победную реляцию в Версаль. Однако командующему принесли весть о поражении правого крыла...
Виллар лично бросился к каферхольцскому лесу (прихватив по пути батальоны де Робека), и вместе с другими генералами безуспешно пытался привести в чувство своих перепуганных солдат. Наконец, он соскочил с коня и, схватив одно из знамен, самолично возглавил контратаку, крича при этом: "Да здравствует король! Победа будет за нами!" ("Vive le roi ! la victoire est à nous !"). Приободренный, французские пехотинцы вновь бросились на занятие высот Тулика...



После этого Виллар бросился исправлять ситуацию на другом участке битвы. Прибыв в центр сражения, он возглавил контратаку второй линии кавалерии - которая опрокинула имперские эскадроны и гнала их по равнине до лагеря и обозов. К двум часам пополудни гром сражения стал стихать.
В результате упорного двухчасового боя Людвиг признал поражение: примерно в семь часов вечера имперская армия начала отступление - в полном порядке, в направлении Штауфена, где маркграф соединился с отрядом Штирума и занял позиции в горных проходах Шварцвальда.
Тактически Людвиг не смог помешать переправе французов и проиграл бой у Фридлингена. Однако стратегически можно считать, что позднее время года и последовавшие затем маневрирования баденского маркграфа не позволили Виллару полностью выполнить свой план по соединению с баварцами и оттеснению имперских войск. решение это задачи было отложено на следующий год...
Что касается потери сторон в сражении при Фридлингене, то они указываются разными (причем не округленно, а практически "с точностью до человека"). Разброс цифр: от 2,7 до 4,3 тысяч у французов, и от 3,7 до 5 тысяч у имперцев.
Так, в "Лексиконе" Богдановича говорится о 3-х тысячах человек убитыми и ранеными у имперцев (не считая 2000 пленных), 14 орудий, 35 знамен и штандартов; французы потеряли 1139 человек убитыми, 1526 ранеными.

Потери по Кауслеру: 1429 убитых и 1670 раненых у французов, имперские потери - 3000 убитыми и ранеными, 900 пленных и 11 орудий.
Другие источники указывают французские потери даже большими, чем у противника: 1703 убитых и 2601 раненых (причем большая часть потерь - около 2300 человек - отнесена к пехоте) - против 3000 и 742 соответственно у имперцев. Сам Виллар описывал в письме баварскому курфюрсту потери противника как 4000 человек, 11 орудий, 60 знамен и штандартов и три пары литавров (" l'ennemi laissait
sur le champ de bataille 4, 000 hommes, 1 1 canons, 60 dra-
peaux ou étendards, 3 paires de timbales").
Серьезные потери во французской армии были, например, среди высшего командного состава. Среди погибших был отличившийся в сражении 63-летний генерал-лейтенант Филипп Деборд, маршал де камп де Сен-Морис, пехотные бригадиры Шамильи и Шавенне. С имперской стороны погиб 44-летний фельдмаршал-лейтенант граф Франц-Антон Гогенцоллерн.

По окончании фридлингенского сражения солдаты провозгласили своего командующего маршалом Франции. На фоне не совсем удачных для Франции кампаний одной победы Вандома при Луцарре казалось маловато, и вот "Луцарра и Фридлинген" вполне поддерживали престиж королевства - шесть дней спустя, 20 октября, Виллар действительно удостоился вожделенного маршальского жезла...

Французская медаль за Фридлинген ("Рейн перейден")

Комментариев нет:

Отправить комментарий