суббота, 25 февраля 2017 г.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ.
"МИР В КАРМАНЕ, КРОВЬ - РЕКОЙ..."
(СРАЖЕНИЕ ПРИ СЕН-ДЕНИ, 14 АВГУСТА 1678 ГОДА).


Часто и мельком упоминаемое в литературе, в целом же весьма малоизвестное событие конца Голландской войны (к слову - самое кровопролитный, после знаменитого Сенефа, эпизод войны) - с прологом и эпилогом.
...............................



Начало кампании 1678 года во Фландрии


Дипломаты Нимвегена:
- Жан Антуан де Мем, граф д’Аво (1640-1709)
- Иероним ван Бевернинг (1614-1690)


ПРОЛОГ: КАМПАНИЯ 1678 ГОДА. ВОПРОСЫ МИРА И ВОЙНЫ.

Война, начинавшаяся вторжением Людовика XIV в Голландию, а затем переросшая для Франции в борьбу против целой коалиции, подходила к концу. К 1678 году обе стороны уже устали от войны, однако несмотря на предпринимавшиеся еще с 1676-го года попытки договориться о мире, серьезных результатов это пока не давало. Торговые круги Голландии желали восстановления мира, амбиции принца Оранского - наоборот, требовали войны и славы. Особенно серьезным было положение Англии - недавней союзницы Людовика XIV, а ныне готовой вот-вот переметнуться на сторону его врагов.

По словам Блюша, в этом году Людовик XIV проявил себя как прекрасный стратег. 7 февраля вместе с двором он покидает Сен-Жермен. Испанцы и голландцы понимают, что король выехал к армии - но где будет нанесен удар? Король блуждает почти месяц: сначала он едет на восток, в Мец (что приводит в панику Страсбург и Трир), затем поворачивает на север, к Намюру, и наконец 4 марта внезапно оказывается под стенами испанского Гента (1) - куда уже спешно стянуто 60 тысяч французских солдат маршала д'Юмьера. Гарнизон Гента - слабый (испанцы не успели отреагировать на французские маневры), и уже через пять дней город сдан; цитадель капитулировала 12-го. После этого войска под командованием маршала де Лоржа начинают наступление на север, к побережью, а главные силы во главе с королем наносят удар западнее, по Ипру (2). 25 марта, на седьмой день после открытия траншей, Ипр пал, и теперь лишь Намюр с Монсом и прибрежный Остенде оставались в руках испанцев.
Начало кампании великолепно. Этими быстрыми ударами Людовик XIV намерен убить сразу несколько зайцев: окончательно принудить к миру едва державшихся испанцев, создать угрозу голландскому Антверпену и показать колеблющейся Англии, что Франция еще сильна и вступать в войну на стороне ее врагов будет опрометчиво.
Успешные военные действия продолжались и на других направлениях. 29 мая в Испании пала Пусчерда: маршал Навайль овладел крепостью после 30 дней осады. В июле маршал Креки одерживает победу над имперцами при Рейнсфельде (6 июля), затем овладевает фортом Кель (27 июля). Тем не менее, французский монарх проявляет готовность к окончанию войны, свернув сицилийскую кампанию и выведя из испанских владений в Италии армию и флот.

После падения Гента с Ипром, вполне удовлетворенный началом кампании, Людовик XIV вернулся в Сен-Жермен, оставив командующим во Фландрии маршала Франции герцога Люксембурга. В середине мая отряд маршала Лоржа (10 бат. и 6 эск.) продолжает контролировать побережье, располагаясь у Дюнкерка (3), главные силы французов сосредоточены в лагере у Камбре (4) (50 батальонов, 100 эскадронов, 82 орудия (60 полевых и 10 осадных пушек, а также 12 мортир),, а генерал-лейтенант Монталь в Шарлеруа (5) собирает для блокады Монса значительные силы - 22 бат. и 30 эск.
Из Сен-Жермена Людовик XIV продолжал воздействовать на Голландию: в июньском письме Генеральным Штатам король широким жестом обещал остановить действия французской армии на месяц - лишь бы это способствовало скорому заключению мира. Это письмо голландцам понравилось, было спешно размножено и разослано по всем провинциям Республики. Тем временем армия Люксембурга, покинув лагерь у Камбре, через Нинове подошла к Брюсселю (6) (до Антверпена оставался, фактически, один марш-бросок), где и остановилась - своим присутствием сдерживая испано-голландские войска и ожидая исхода переговоров в Нимвегене. Это был ловкий дипломатический ход, оказавший влияние на население Испанских Нидерландов: видя желание французов закончить войну, горожане Брюсселя требовали изгнать голландских солдат и пойти на примирение с Людовиком XIV. Герцогу де Вилла-Эрмозе (до недавнего времени - губернатору Испанских Нидерландов) пришлось лично выйти к брюссельцам, чтобы удержать их от беспорядков и пообещать, что со дня на день мир будет заключен и все закончится.
Генералы союзной армии и даже любопытные брюссельские дамы посещают французский лагерь с визитами вежливости, губернатор Брюсселя приглашает Люксембурга послушать мессу. Тем временем французские отряды Монталя блокируют Монс: заняв местечки Кариньон и Сен-Симфорьен около города (7), они не ведут открыто военных действий, но и не подпускают к Монсу никого, особенно обозы с продовольствием.
Тем временем переговоры в Нимвегене зашли в тупик: Дания и Бранденбург отчаянно сопротивляться возвращению Швеции утерянных ею земель в Северной Германии, что становится угрозой заключению мирного договора в целом. Разочарованный, Людовик XIV разрешает Люксембургу продолжить кампанию, пока мирный договор не будет подписан. Французская армия отходит от Брюсселя к Монсу, блокада которого - еще один политико-стратегический маневр Людовика XIV. Союзники требуют в Нимвегене возвращения Францией шести захваченных у Испании пунктов: Уденард, Гент, Куртре, Ат, Шарлеруа и Лимбург. Чтобы как-то умерить их притязания и на случай, если дипломаты противника не уступят, французский король решил захватить Монс - чтобы потом было чем поторговаться.
Принц Оранский покидает Гаагу для того, чтобы принять командование армией - тем более, что в игру вступил Лондон... Начинавшая эту войну союзницей Людовика XIV, Англия заканчивала ее противником Франции. Отношения между странами к этому моменту совершенно разладились, в то же время Англия и Голландия заключили соглашение, по которому Карл Стюарт обязывался объявить Людовику XIV войну в случае отказа последнего решить конфликт миром, поскольку принц Вильгельм разгорячен и хочет поддержать коалицию вливанием в нее "свежей английской крови". Сам Вильгельм с недавнего времени является зятем английского короля - 14 ноября 1677 года в Лондоне прошла церемония его бракосочетания со старшей дочерью Карла Стюарта, 15-летней Марией.
Французская дипломатия боролась за нейтралитет Англии до последнего. Как писал Ю.В.Борисов ("Дипломатия Людовика XIV"), посол Франции в Лондоне Поль Барийон, д'Амонкур, маркиз де Бранж 16 февраля 1678 г. получил от госсекретаря указание: "Помешать английскому парламенту договориться с королем Великобритании о войне с Францией". В своих письмах Людовику XIV и Лувуа (февраль 1678) Барийон сообщал, что Карл II готов не объявлять Франции войны до 10 марта, если ему будет единовременно выплачено 6 млн. ливров. Английский нейтралитет и был куплен за эту сумму".
И все же в Лондоне решили иначе. 29 июля между Англией и Голландией был заключен военный союз, и вскоре в Испанских Нидерландах появился сильный английский контингент под командованием герцога Монмута. Это была, скорее, "родственная" сделка между Карлом II и принцем Оранским, поскольку формально привлечение английских сил Генеральными Штатами не было одобрено. Внебрачный сын английского короля привел на помощь испано-голландцам 103 роты англичан - по данным Чайлдса, высадившаяся во Фландрии английская армия на 1 августа 1678 года имела в своем составе 3 кавалерийских, 1 драгунский (всего 9 эскадронов штатной численностью в 1560 чел.) и 15 пехотных (12800 чел.) полков.
Накануне решающей схватки с французами Вильгельм Оранский имел армию в 45 тысяч человек при 40 орудиях, однако утверждение некоторых историков о том, что треть из них составляли английские полки, довольно сомнительно. Считается, что из состава вышеуказанного контингента Монмут отправился к Брюсселю с бригадой в составе шести пехотных полков (однобатальонного состава, всего порядка пяти тысяч человек; командование английской бригадой осуществлял Томас Баттлер, граф Оссори) - остальные, под командованием сэра Чарльза Литтлтона, остались для охраны важных для снабжения портов - Остенде и Брюгге.
Голландский полководец поручает герцогу Вильяэрмосе готовить большой обоз, который принц намерен провести в блокированный и лишенный поставок продовольствия Монс, а если это не удастся сделать без боя - атаковать и разбить уступавших ему в численности французов.

Ситуация в Нимвегене, наконец, стронулась с мертвой точки: курьер из Стокгольма сообщил, что шведский король не претендует на большие уступки со стороны Берлина и Копенгагена, и тем самым оставляет французам свободу действий в составлении пунктов мирного договора. 10 августа представители сторон снова собрались за одним столом. Францию представляли граф д'Аво, маршал д'Эстрад и Шарль Кольбер (младший брат Генерального контролера финансов), Республику Соединенных провинций - господа Бевернинг, д'Одек и де Харен. Последним воинственные амбиции принца Оранского были малоинтересны, и потому дело было сделано в течение 24 часов - агенты Карла II и принца Вильгельма не смогли этому помешать. Тексты пунктов мирного договора были согласованы и подписаны уже к 11 часам вечера того же дня. Тотчас же из Нимвегена в разные стороны были отправлены гонцы: копии договоров были доставлены 12 августа в Гаагу, 14-го - в Лондон и 15-го - в Сен-Жермен. По пути гонцы также должны были предупредить командующих армиями, что война закончена.
В эти самые часы англо-испано-голландская армия принца Оранского, маршировавшая от Брюсселя через Энгиен в сторону Монса, расположилась лагерем на опушке леса Суаньи - на самом подходе к французскому лагерю...

Комментариев нет:

Отправить комментарий