суббота, 8 апреля 2017 г.

СОСТОЯНИЕ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ В ЭПОХУ ЛЮДОВИКА XIV.

.......................................................

Информация о военно-медицинской службе в Западной Европе на рубеже XVII-XVIII веков довольно скудна: обычно в разных отечественных исторических очерках по развитию военно-полевой хирургии и медицинской службы в целом этот момент упоминается вскользь. Что касается собственно Франции, то в период двух столетий между знаковыми именами Амбруаза Паре (1509-1590) и Доминика Жана Ларрея (1766-1842) в лучшем случае - еще пара-тройка персон, попытки Ришелье и Лувуа в области организации военных госпиталей и проч.

Тем не менее стоит упомянуть как минимум о двух важных обстоятельствах, связанных с этим вопросом. Во-первых, как боевые, так и санитарные потери - одна из главных проблем в армиях все времен и народов. Французские специалисты по истории военно-медицинской службы считают, что при "Старом режиме" (в т.ч. и во времена Людовика XIV) на безвозвратные боевые потери французской армии (погибшие и умершие от ран) приходится лишь седьмая часть (14%), 32% были ранены, в то время как больше половины (54%) - это небоевые санитарные потери. Именно оказание помощи раненым и лечение болезней было основной задачей находившихся при войсках врачей - военно-медицинской службы, которая в XVII-XVIII веках только начинала развиваться. Небезызвестный французский генерал и мемуарист Антон де-Па де Фекьер, к примеру, писал: "Армия, не имеющая хороших полевых госпиталей, тает прямо на глазах, и боевые потери и болезни вследствие неэффективной работы госпиталей становятся ее основной проблемой и лишают возможности действовать". Для эффективной работы медицинской службы, помимо ее организации, требовались и специалисты в этой области - необходимое число которых, в период стремительного роста регулярных армий, набрать было крайне сложно, а докторов Сорбонны на всех не хватало. Например, военврач российской императорской армии (а впоследствии - и РККА) О.А.Байрашевский (1874-1949) в своей диссертации "Организация сан. службы в главнейших европейских армиях" (1910) сообщал об английских военных хирургах конца XVII века: "Солдат, прослуживший некоторое время у хирурга в качестве денщика и научившийся ставить пластырь и срезать мозоли, делался помощником хирурга, а впоследствии мог стать и его заместителем".
Во-вторых, если говорить именно о Франции и эпохе"Короля-Солнца", то не так давно (17 января 2008 года) Медицинская служба Вооруженных сил Франции ("Service de santé des armées de la France") отметила свое трехсотлетие, что напрямую связано с именем Людовика XIV, поскольку от его ордонанса 1708 года эта служба и ведет свою историю. Впрочем, этот документ был лишь промежуточным результатом долгих попыток организации медицинской службы во французской армии - о чем далее поговорим подробнее.

 Один из современников Фронды, Дюбюссон-Обене, в своем "Журнале гражданских войн", 12 сентября 1650 года записал: "Госпиталей нет, и если солдат ранен - мы кладем его в сарай, где он умрет как собака..." Это примерно характеризует состояние медицины в европейских армиях того времени. Чаще всего серьезно раненых оставляли после сражения в соседних деревнях или при монастырях на попечение местных жителей (конечно, если они не были враждебно настроены).
Считается, что первая из попыток организовать полноценный военный госпиталь для обслуживания больных и раненых солдат была предпринята Сюлли в 1597 году в Амьене. Затем последовал ордонанс 1629 года - т.н. "Кодекс Мишо", по имени хранителя печати Мишеля де Марильяка, считавшегося составителем этого документа (первого серьезного опыта систематизирования правил и установлений во Франции на тот момент). Более активно организация военных госпиталей во Франции продолжилась в 1639 году по инициативе тогдашнего государственного секретаря по военным вопросам Франсуа Сюбле де Нуайе (1589 - 1645 гг.). Ришелье прекрасно понимал важность сохранения жизни и здоровья опытных бойцов: "Две тысяч солдат, покинувших госпитали здоровыми и кроме всего прочего ставшими закаленными в боях воинами превосходят шесть тысяч новобранцев".
Присутствие в армии иезуитов и монахов-капуцинов помогает лишь смягчить страдания солдат, хотя в этом отношении стоит упомянуть о некоем отце Венсане де Поле, который совместно с Луизой де Марийяк (оба впоследствии были канонизированы католической церковью) в 1633 году основал конгрегацию сестер милосердия - общество, которое в определенном смысле можно назвать предтечей "Красного Креста". Сначала главной задачей сестёр была помощь больным на дому, но вскоре поле их деятельности весьма расширилось. "Серые сёстры", как их называл народ по цвету их облачения, начали воспитывать детей-подкидышей, приняли на себя попечение о каторжниках, а с 1656 г. сёстры оказывают помощь раненым на полях сражений. Это движение получило развитие: в 1652 г. обитель дочерей милосердия впервые была основана за пределами Франции - в Польше, после чего конгрегация быстро распространилась по всей Европе, осуществляя свою деятельность и по сей день.

Впрочем, уход за ранеными и лечение - разные вещи. До конца XVI века во французские войска вовсе не имели надлежащего медицинского обслуживания в полном понимании этого слова - по крайней мере, историки не располагают аутентичными документами на этот счет. По ордонансу 1629 года в каждом полку французской армии полагалось иметь собственный госпиталь и хирургов. Позднее Ле Телье продолжать развивать деятельность в этом направлении, организовав для армии Фландрии несколько больших госпиталей (Аррас, Кале, Дюнкерк и проч.), куда должно было свозить тяжело раненых.
При самостоятельном правлении Людовика XIV положение все более и более выправляется - однако, несмотря на ряд принимаемых мер, в целом ситуация по армии оставляла желать лучшего. Деволюционная война 1667-1668 годов наглядно показала все недостатки медицинского обслуживания во французской армии во время кампании, которые еще только предстояло исправлять. Так, 1 апреля 1667 года маршал Тюренн писал министру Лувуа: "В бригаде Шампань из тысячи человек - четыреста больны, но солдаты отказываются идти в госпиталь, где их будут держать на хлебе и отвратительного вкуса воде... В Шарлеруа больны не менее 800 человек, и я вынужден прислать сюда полк Бретань для усиления охраны крепости". Интендант армии Камю-Детуш докладывал Лувуа в декабре того же года о содержании больных: "Шестнадцать солдат на четырех кроватях замерзают под навесом из соломы..."
Лувуа деятельно занимался этим вопросом - впрочем, как и всеми вопросами, так или иначе относящимися к его ведомству. Один из мушкетерских офицеров, граф д'Алиньи, восхищенно сравнил госпиталь, лично организованным Лувуа в только что захваченном Маастрихте (1673 год), с роскошным парижским особняком рентой в 20 тысяч ливров. 9 лет спустя Лувуа навел порядок в госпиталях Пиньероло и Касале на франко-савойской границе - из которых, как говорили, до того момента было мало шансов выйти живым. Впрочем, ожидать быстрых и эффективных результатов не приходилось. 1689 году по приказу Лувуа маршал де Лорж инспектировал госпиталь Страсбурга, о чем писал: "Многие больные не лежать даже не соломе, по трое на кровати, за ними не ухаживают, а хирурги только и знают, что резать руки и ноги безо всякой на то необходимости".
Попутно Лувуа продолжал бороться с произволом офицеров - действия которых в некоторых случаях становились причиной небоевых санитарных потерь в армии. Так, известно, что в 1680 году в гарнизоне Касале капитаны отнимали у своих солдат обувь и оставляли ходить босиком - выдавая ботинки лишь на время смотров...


(Продолжение следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий