среда, 12 марта 2014 г.

Помни Кремону! (Северная Италия, 1702 год)


Через три года после Рисвикского мира (1697 г.) внук Людовика XIV, Филипп Анжуйский, унаследовал корону Испании, а еще через год началась война за испанское наследство - самая грандиозная из войн того периода...
Первые военные действия развернулись в Северной Италии. После вторжения австрийцев и ряда поражений в конце 1701 г. командующий франко-испанской армией в Северной Италии маршал Франции Вильруа не спешил начинать кампанию 1702 года, дожидаясь подхода подкреплений. В отличие от него, имперский командующий принц Евгений Савойский, новых полков из Австрии решил не дожидаться и перешел в наступление первым. Его целью стал город Кремона, в котором все еще безмятежно располагались на зимних квартирах французские части и где находился штаб самого Вильруа.

400 имперских солдат проникли в город по системе канализации - не без помощи некоего аббата Антонио Коссоли (Козоли), подсказавшего Евгению Савойскому этот способ...
Перед самым рассветом 1 февраля 1702 года, собравшись во дворе дома аббата, австрийцы вышли в город и напали на французские посты - одновременно к городу спешили две австрийские колонны. В Кремоне началась паника, главнокомандующий французской армии маршал де Виллеруа попал в плен.
Ворота были открыты, свежие батальоны входили в город. Центральная площадь и большая часть Кремоны вскоре оказались в руках имперцев. Казалось,план принца Евгения сработает успешно,однако вскоре ему доложили, что отряд французских солдат закрепился у моста через реку По, в южной части города. Отправленный Евгением разобраться в ситуации принц Коммерси вернулся и сообщил,что это не совсем французы - а несколько десятков "красных мундиров" ирландского полка Диллон..



План Кремоны - на котором,в частности,видны: дом, где был пленен маршал Вильруа (К), понтонный мост через По (N), защищаемый ирландцами подход к мосту (G),а также колонны имперских (справа вверху) и французских (внизу) войск.



Евгений захотел решить этот вопрос без лишнего кровопролития, и послал к ирландцам их земляка - капитана Фрэнсиса МакДоннелла, совсем недавно практически спасший от смерти маршала Виллеруа и пленившего французского командующего.
Ирландцами - в отсутствие командира, полковника Лалли - командовал майор Дэниэл О'Махони. Призыв майора к сослуживцам был услышан, и всё новые солдаты ирландских полков Диллон и Бурк (многие - полуголые,но с оружием в руках) спешили к мосту...
МакДоннелл передал О'Махони предложение принца Евгения: сдаться в обмен на жизнь и даже переход на имперскую службу (естественно, в повышенным жалованием). Ответ майора был таков: "Кажется, принц больше боится нас,чем уважает - если делает такое предложение!". О'Махони взял МакДоннелла в плен - скорее,для того чтобы потянуть время (ведь принц Евгений ждал возвращения парламентера, а значит пока австрийцы не будут атаковать).А тем временем спохватившиеся французы спешили к городу.
МакДоннелл не возвращался, и тогда принц Евгений обратился к плененному маршалу Вильруа, чтобы тот лично отдал ирландцам приказ не сопротивляться. Последний ответил отказом... Тогда Евгений приказал барону Фрайбергу атаковать ирландцев и выбить их с позиции - парни О'Махони отразили эту атаку, причем сам барон Фрайберг был убит.
Ожесточенные схватки продолжались еще несколько часов - пока принц Евгений не узнал о приближении французских колонн и не понял, что в скором времени занявшие практически всю Кремону имперские войска окажутся в ловушке. В итоге он отдал приказ покинуть город...
Потери ирландцев были огромными: из порядка 600 солдат полков Диллон и Берк потери составили более половины (350 человек), из которых 223 - убиты.
"Мои храбрые ирландцы" - стал говорить после этого случая король Франции Людовик XIV, а сами ирландцы с тех пор - когда в бою становилось совсем уж туго и казалось,что вот-вот все рухнет - приободряя однополчан и взывая к памяти павших героев, кричали: "Помни Кремону!"..
Почти два столетия спустя ирландская поэтесса Эмили Лоулесс посвятит героям Кремоны одноименное стихотворение. "Спина к спине, лицом к лицу..."
. . . . . .
"Back to back, and face to face,
Wrest from fate this night's disgrace
(Shout, boys, Erin's the renown!)
Ere the sun rose from its bed
Or that livid dawn grew red
Every German spear had fled
From Cremona town.

So failed Eugene's advance,
So failed all foes of France!
(Shout, boys, Erin's the renown!)
Let her praises still resound,
And while the world goes round,
To their praise too redound,
Who stood the victors crowned
In Cremona town.
"

Комментариев нет:

Отправить комментарий