пятница, 6 марта 2015 г.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ.

Португальская кампания герцога Бервика, или Сложности выполнения хорошего плана.

...........

Весна 1704 года открывала очередную кампанию войны за испанское наследство. Во Фландрии армия маршала Вильруа следила за англо-голландцами графа Мальборо, герцог де Вандом противостоял савойцам и австрийцам в Северной Италии, а на Рейне и в Германии Людовик XIV планировал решительные действия силами маршалов Таллара и Марсена при поддержке баварской армии курфюрста Макса-Эммануила.
По большому счету, в только недавно начавшейся войне еще не было ничего ясно: хотя Франция и потеряла к этому времени Португалию и Савойю как союзниц, но еще оставались баварские полки - вместе с французами готовые вот-вот нанести решающий удар по имперским войскам в Германии. Контроль герцогом де Вандомом над Северной Италией, частные успехи Виллара при Фридлингене и Таллара при Шпейере более или менее уравнивали на чаше весов военного противостояния результаты "крепостной войны" англо-голландцев в Испанских Нидерландах. Пока не произошло ни одного громкого сражения войны за испанское наследство, и казалось - удача будет за тем, кто первым позволит противнику серьезно оступиться.

Однако политические амбиции австрийских Габсбургов и отпадение Португалии от бурбонского блока придали в наступающем году новый поворот войне. В то время, как на Рейне и в Германии имперцы сдерживали франко-баварцев, ожидая помощи от своих союзников, Англии и Голландии (одновременно стараясь прикрыть Вену с востока, где поднимало голову восстание венгерских куруцев), в габсбургской столице приняли решение обратить более пристальное внимание на Испанию.
Провозглашенный союзниками еще 12 октября 1703 года "альтернативным" Филиппу Анжуйскому королем Испании, 18-летний австрийский эрцгерцог, младший сын императора Леопольда Карл Габсбург, встречается сначала в голландской Гааге, а потом в английском Лондоне с представителями Альянса и получает их поддержку в своих претензиях на испанскую корону. В феврале 1704 год посредством эскадры Рука был перевезен в Португалию, и торжественно принят португальским королем. Спустя некоторое время прибывший к Лиссабону адмирал Шовель усилил англо-голландский флот до 78 кораблей, и к тому же доставил на Пиренеи посредством 68 транспортов экспедиционный корпус в 9 тысяч англо-немецких солдат - впоследствии этот контингент будет усилен. Одновременно испанские доны, покинувшие "бурбонскую Испанию" и переселившиеся в Португалию, начинают формировать из противников короля Филиппа войска, которым вскоре предстоит стать ядром каталонской армии короля Карла III.
В войне за испанское наследство открывался новый ТВД - пиренейский...

В феврале 1704 года Людовик XIV направляет в Испанию 12-тысячный французский экспедиционный корпус, призванный поддержать испанские полки Филиппа V. Командовать корпусом назначен герцог Бервик.
Джеймс Фитцджеймс - незаконнорожденный сын герцога Йоркского (будущего короля короля Якова II) и Арабелль Черчилль, сестры английского полководца Джона Черчилля (Мальборо). К 33 годам он уже генерал-лейтенант французской службы, имеющий за плечами немалый боевой опыт (война с турками, якобитское восстание, кампании Девятилетней войны). Людовик XIV не зря направил в Испанию именно его.
Во-первых, была определенная надежда на то, что король Филипп V и Бервик поймут друг друга и сработаются вместе. Понятно, что 20-летнему французу на испанском троне Филиппу 33-летний французский генерал английского происхождения Бервик был ближе, чем престарелые и надменные доны, стоявшие во главе испанской армии.
Во-вторых, испанцам Людовик XIV не доверял, а потому с самого начала окружил взошедшего на испанский престол внука, Филиппа Анжуйского (ставшего королем Филиппом V) французскими министрами и советниками, а потом время от времени присылал в Испанию какого-нибудь нового генерала, маршала или просто военачальника королевских кровей для главного командованием французскими и испанскими полками.
Так было и на этот раз. Людовик XIV не придавал серьезного значения предстоящим военным действиям на пиренейском полуострове, а посему Филипп V должен был удовольствоваться 12 тысячами французских солдат и молодыми и довольно "второстепенными" в смысле военной иерархии и талантов герцогом Бервиком и сопровождавшим его маркизом де Пюисегюром - Испанские Нидерланды и Рейн беспокоили французского короля куда больше.
Наконец, Бервику, как молодому и перспективному военачальнику, рано или поздно нужно было доверить самостоятельное командование - каковое он и получил, прибыв с французскими полками в Эстремадуру (на границу с Португалией). Формально испанской армией командовал сам король Филипп V - однако непосредственное командование объединенными франко-испанскими войсками и общее руководство военными действиями было возложено на Бервика. Последний - тотчас по прибытии - занял значительный пост "генерал-капитана" (что в Испании означало высшую военную должность, главнокомандующего всеми войсками от лица испанского короля) и принялся к подготовке кампании против сил Альянса, сосредоточенных на португало-испанской границе...
Французские генералы, прибывшие в Испанию, сразу весьма рьяно принялись за дело: Бервик склонился над картами Эстремадуры и долины реки Тахо (за португальской границей превращавшейся в "Тежу") и принялся за разработку плана предстоящей кампании, а де Пюисегюр - над отчетами и докладами...
Маркиз прибыл в Испанию не столько как боевой генерал, сколько в качестве военного советника. Жак-Франсуа де Шастене, маркиз де Пюисегюр, был сыном Жака де Шастене-Пюисегюр, который вошел во французскую историю как минимум тремя примечательными фактами. Во-первых, как пишут, участвовал в тридцати сражениях и двух сотнях разного рода боях и стычках, при этому ни разу не был ранен. Во-вторых, ему приписывается появление во французской армии багинетов - якобы в сражении с голландцами под Ипром в 1647 году он велел своим пехотинцам привязать к дулам ножи. Наконец, известен как автор довольно интересных мемуаров "Les Memoires de Jacques de Chastenet, chevalier seigneur de Puysegur", изданных в 1690 г.
Жак-Франсуа начинал службу лейтенантом в полку Короля и отличился во время Девятилетней войны (одно время являясь генерал-квартирмейстером при маршале Люксембурге); впоследствии он станет маршалом Франции и автором известного труда "Искусство войны", в котором опишет существование теории военного искусства и который высоко оценят за систематичность изложения. Но пока он лишь 47-летний "маршал-де-камп", встретивший начало войны за испанское наследство на ответственной должности генерал-директора пехоты и кавалерии испанской армии ("directeur general de l'infanterie et de la cavalerie") в Испанских Нидерландах, где занимался формированием и подготовкой полков Филиппа V. Теперь же Пюисегюр - один из помощников Бервика в самой Испании, где маркизу также было поручено привести в боевую готовность армию испанской короны.
Испанский генералитет был представлен в армии Бервика несколькими персонажами, среди которых стоить выделить Франсиско Кастильо-и-Фахардо, маркиза де Вильядариаса - который прошел путь от простого пехотинца до генерал-капитана Андалузии, уже успев отличится в войне за испанское наследство - отразив попытку англо-голландцев овладеть портом Кадис осенью 1702 года.
Впрочем, среди высшего командования испанской армии также были не одни лишь испанцы. Среди генералов армии Филиппа V можно отметить Альберта Октавио, князя Тсерклас де Тилли (1646-1715 гг.), уроженца Брюсселя (валлонец). Он был старшим братом другого генерала, Клода- Фредерика Тилли (1648-1723 гг.). По материнской линии братья относились к одной из ветвей знаменитого рода Монморанси, а по отцовской были внуками младшего брата известного полководца Тридцатилетней войны Тилли. Оба брата начали военную карьеру в испанской армии, но вскоре их дороги рано разошлись: 24-летний Клод в 1672 году перешел с испанской на голландскую службу (сохранив при этом католичество). После восшествия на престол Филипп V решил иметь на службе обоих братьев, но Клод (на тот момент уже генерал-лейтенант голландской армии) на предложение вернуться под испанские знамена ответил отказом. Теперь же младший из братьев руководил голландскими войсками под командованием Мальборо, а старший - испанскими под командованием Бервика...
Главнокомандующим союзными силами и одновременно командующий британскими войсками ("Commander-in-Chief of the British forces") был 62-летний Мейнхарт Шомберг - один из сыновей знаменитого военачальника нескольких европейских армий Фридриха фон Шомберга, в 75-летнем возрасте погибшего в рукопашной схватке сражении на реке Бойн в 1690 году. Рыцарь Ордена подвязки, обладатель почти десятка герцогских, графских и баронских титулов, пэр - опытный боевой генерал, Мейнхарт отличался неуживчивым и склочным характером, что плохо отразилось на его взаимоотношениях как с португальским королем Педру II, так и с Карлом Габсбургом. Однако в Лондоне считали примерно так же, как и в Версале: фронт в Испанских Нидерландах важнее Пиренеев, а посему лучше кандидатуры для поста главнокомандующего не нашлось.
Республику Соединенных провинций представлял Франц-Николаас Фагель - активный участник кампаний в Испанских Нидерландах во время Девятилетней войны (особенно отличившийся при обороне Монса в 1691 году и взятием Намюра четыре года спустя), барон Священной Римской Империи и генерал-лейтенант, командующий голландским контингентом на полуострове.
Португальскими полками командовал Антониу Луиш де Соуза, маркиз де Минас. Маркиз начал военную службу в возрасте 13 лет, и в 1659 году участвовал в обороне Элваша от испанцев, которые после заключения Пиренейского мира с Францией решили вернуть потерянную за 19 лет до этого Португалию. Спустя два года Антониу - капитан, а еще через два года - "метр-де-камп" ("Mestre-de-campo") пехотной терции. Когда война с Испанией закончилась и в Мадриде официально признали Португалию независимым государством, он заменил на должности генерал-губернатора одной из провинций своего отца, Франсишку де Соуза, направленного послом в Рим. Затем был генерал-капитаном в Бразилии, по возвращении в Португалию занимал пост военного советника, а в июне 1703 года назначен военным губернатором провинции Бейра - подготавливая португальские войска к предстоящей войне против Испании.
План предстоящей кампании, составленный Бервиком, был вполне толковый со стратегической точки зрения, несомненно суливший успех и потому сразу принятый и утвержденный Филиппом. А ситуация на испано-португальской границе весной 1704 года была следующей.
Альянс (противники Франции, а именно - Португалия и "морские державы", Англия и Голландия) сосредоточил здесь 27,5 тысяч солдат регулярной армии в составе 44 батальонов и 52 эскадронов:
- 15,5 тысяч солдат португальской регулярной армии (33 бат., 42 кав. и драг. эск.),
- 8 тысяч англичан (7 бат. и 6 эск.)
- 4 тысячи голландцев (4 бат. и 4 эск.).
с учетом 33 батальонов португальской милиции (12 тысяч) общая численность армии Альянса составляла 40 тысяч человек. Эти войска были развернуты в три группировки:
- левый (северный) фланг, район Бейры: 14 тысяч во главе с маркизом де Минасом.
- центр, у Каштеллу-Бранку: 5 тысяч солдат генерал-лейтенанта Фагеля
- правый (южный) фланг, около Эштремоша: 11 тысяч солдат Шомберга.
Альянс планировал вторжение в Испанию по двум направлениям: Минас и Фагель - через Сьюдад-Родриго в самое сердце Кастилии, Шомберг - на Бадахос для отвлечения франко-испанцев. Дополнительно порядка 10 тысяч португальских милиционеров составляли гарнизоны приграничных к району военных действий крепостей.
Общее соотношение сил на испано-португальской границе было примерно равным. К концу апреля бурбонская армия (французские и испанские полки) сосредоточились в районе Пласенсии (западная Эстремадура). Общий состав бурбонской франко-испанской армии - 42 батальона и 60 эскадронов численностью 42 тысячи солдат:
- 12 тысяч французов: 20 бат., 2 драг. и 6 кав. эск.
- 30 тысяч испанцев: - 22 бат, 52 эск.
Т.о., 12 тысячам французов противостояло столько же англо-голландцев, а считавшиеся более слабыми испанцы и португальцы также имели примерно равное соотношение сил.
Согласно плану Бервика, всё предполагалось просто и незатейливо: сосредоточив в центре, где силы противника (Фагель) были наиболее слабы, ударный кулак в составе лучших испанских и более подготовленных французских полков, прорвать линию союзников и наступать на Лиссабон, опираясь на внезапность и скорость своих войск, а также неопытность португальских солдат, составлявших основную массу союзной армии.
Для сдерживания Минаса заслоном был выделен испанский отряд Ихара (3,5 тысячи), на юге войска генерал-капитана Андалузии Вилладариаса (4,7 тыс.) противостояли Шомбергу, а главные силы бурбонских войск должны были наступать по центру, тремя колоннами. Сам Бервик вместе с присутствовавшим при армии королем Филиппом V возглавил 18-тысячную колонну лагеря Пласенсия, слева от него наступал 10-тысячный отряд генерала Тилли, справа, от Сьюдад-Родриго - отряд генерала Ронкильо (4,5 тыс). При более чем шестикратном численном превосходстве на этом участке у Фагеля не было никаких шансов, после чего наставала очередь втрое меньших войск Шомберга, а затем - падение Лиссабона, выход Португалии из войны и очищение полуострова от англо-голландцев.

30 апреля король Филипп V объявляет войну Португалии - предавшей прежний союз с Мадридом и Парижем, и поддерживающую претендента Карла Габсбурга, а через несколько дней кампания была открыта...
3 мая Филипп V прибыл в Алькантару, а на следующий день выступил вместе с Бервиком во главе колонны в 20 батальонов и 40 эскадронов франко-испанских войск.
5 мая бурбонские армии переходом границы начали вторжение в Португалию. 8 мая стал днем первого успеха: после двухдневной осады сдалась крепость Салватерра - два батальона гарнизона (1000 человек) капитулировали без единого выстрела. В последующие несколько дней пал ряд португальских крепостей: сначала Сегура и Иданья-а-Нова, затем Монсанто (осажденная 13-го и сдавшаяся 16-го), после чего 24 мая, после четырехдневной осады, пала крепость Каштелу-Бранку.
27 мая состоялось первое полевое столкновение армий сторон: отряд французского генерал-лейтенанта маркиза де Ту (8 батальонов пехоты при поддержке некоторого числа кавалерии) внезапно атаковал голландцев Фагеля у Сарзедаша, западнее Каштелу-Бранку. Фагель сумел уйти из-под удара, однако ценой судьбы полка "Велдерен", большая часть которого вместе с генерал-майором Велдереном были пленены французами.
Т.о. вторжение в Португалию началось успешно: приграничные крепости и населенные пункты взяты практически без сопротивления, Фагель отброшен, стратегическая брешь в позициях противника создана и растет. Прибывший в Вилла-Велья Бервик ожидал подхода колонны Тилли, чтобы продолжить движение на Лиссабон и закончить короткую и победоносную кампанию...
Бервик ждал Тилли, однако он так и не подошел. Отряд валлонца столкнулся с практически равными силами Шомберга - опасаясь быть отрезанным от баз, неуверенный в собственных силах и вообще сомневающийся в успехе, вопреки приказам Бервика генерал Тилли остановил движение.
Бервик был активен и решителен, и двинулся на юг сам. Оставив в Каштелу-Бранку гарнизон генерала Гаэтано (5 бат. и 15 эск.), а также 2 бат. и 1 эск. для прикрытия моста у Вилла-Велья, с остальными силами Бервик перешел Тежу 30 мая. Заняв по пути городок Ниса, от достиг крепости Порталлегре. Последняя вскоре капитулировала, причем среди плененного гарнизона оказался молодой английский полковник и бригадир португальской службы Джеймс Стенхоп - впоследствии активный участник войны на полуострове. Однако войти в соприкосновение с войсками Тилли у Бервика не получилось, поскольку отряд последнего уже отошел назад, к Бадахосу.
Тем временем войска Альянса, озабоченные столь стремительным натиском бурбонцев, пришли в движение: Минас двинулся со своего левого фланга на юг с главными силами (18 бат. и 18 эск.), заходя с тыла на отряд Гаэтано. Это движение заставило испанского генерала отступить из Каштелу-Бранку к Зарза, где тот соединился с войсками Ронкильо. Последний отправил против Минаса отряд в 15 эскадронов, но это результата не принесло - изнывающие от жары и мучимые жаждой, на голодных лошадях, кавалеристы уже перестали быть той боевой силой, какой являлись еще месяц назад. Бервик и Тилли оказывались в опасности быть отрезанными от Кастилии.
Бурбонский командующий решил исправить положение, с частью сил (8 бат. и 14 эск.) двинувшись на север, чтобы нанести поражение Минасу и восстановить положение. Минас не дал себя атаковать, заняв оборонительную позицию; Бервик оставил во главе отряда графа Агилара и вернулся на юг, к королю Филиппу.
Последний акт кампании был связан с замком Каштелу-ди-Види, расположенным неподалеку от Порталлегре - приказ овладеть которым получил генерал-капитан Андалузии маркиз де Вилладариас. Замок защищали два португальских и один английский батальон (последние сначала сопротивлялись капитуляции, тем более что у испанцев Вилладариаса не было под рукой осадной артиллерии - но португальский комендант уговорил их на сдачу).
Это был последний успех бурбонских войск в кампании. Разочарованный, Бервик отдал приказ об отступлении обратно на испанскую территорию. Т.о. 1 июля кампания закончилась, продлившись чуть менее двух месяцев. Наступление на Лиссабон сорвалось.
Так что же произошло? Где и когда сломалась так, казалось, правильно спланированная и так хорошо начавшаяся наступательная кампания Бервика?
Можно сказать, что она сломалась сразу же после выступления франко-испанцев из своих лагерей в Эстремадуре, если еще не на этапе планирования. Смелый и амбициозный план Бервика, с одной стороны, не был поддержан испанскими генералами (в первую очередь - засомневавшимся Тилли), с другой стороны - сорвался по причине отсутствия координации между колоннами бурбонских войск, а также плохой подготовки наступления в смысле логистики.Снабжение 40-тысячной армии само по себе задача непростая, а с учетом плохого состояния дорог и бедности региона в смысле большинства ресурсов (подножный корм для лошадей, вода и проч.) - требующая особого внимания и подготовки.
Но, пожалуй, самой серьезной причиной стало незнание бурбонским командующим особенностей театра военных действий. Приграничная с Португалией Эстремадура, где полноводная испанская река Тахо превращается в португальскую Тежу - регион с жарким и сухим летним климатом. Поговорка "девять месяцев зимы и три месяца ада" более чем красноречиво описывает природные условия этой местности. В первых числах мая, когда начиналось наступление, это была еще довольно мягкая весна, однако затем наступил тот самый "ад", жаркий июнь - о котором знали испанцы с португальцами и к которому не были подготовлены французы. Уже позднее стороны конфликта будут стараться вести основные военные действия на полуострове либо весной, либо осенью и даже зимой - позволяя себе активно действовать летом лишь во влажных и прохладных горных районах.
Историки пишут, что франко-испанцы потеряли две трети кавалерии и обозных лошадей из-за жары и сбоев поставок провианта. Не сыграл расчет на подножный корм для кавалерии - горячее июньское солнце выжгло всю траву. Метания Бервика то на север, то на юг и обратно только усугубляли состояние войск. Отходившие в последних числах июня обратно через границу бурбонские части были совсем не похожи на те батальоны и эскадроны, что вступили на португальскую землю в начале мая: огромные небоевые потери в виде многочисленных дезертиров, скончавшихся от голода, жажды и зноя молодых необстрелянных солдат, брошенные орудия и обозы - которые некому было везти обратно в Испанию...
Единственное, чего Бервик смог добиться - остановить планировавшееся наступление сил Альянса на Кастилию с запада. В пользу этого говорит тот факт, что лишь португалец Минас смог позволит себе действовать решительно, в то время как Шомберг и англичане никак себя не проявили. Впрочем, еще оставалось немаловажное: понимание театра военных действий, на котором маршировать и сражаться в летний зной оказалось в буквальном смысле смерти подобно. В общем, "гладко было на бумаге - да забыли о природно-климатических условиях"...
В результате "неудачник" Бервик был заменен на посту генерал-капитана другим французом, генерал-лейтенантом Тессе. В то же время "скандального" как в отношении подчиненных, так и монаршьих особ (португальского короля Педру и австрийца Карла III) Мейнхарта Шомберга сменил англо-француз Рювиньи.
Война на полуострове только начиналась...

....................


Общая схема кампании 1704 года в долине реки Тахо (Тежу)


Карта к кампании 1704 года

............

Комментариев нет:

Отправить комментарий