пятница, 20 марта 2015 г.

ШТАБНАЯ СЛУЖБА В АРМИИ ЛЮДОВИКА XIV.



На самом верху административно-штабной иерархии во французской армии XVII века находился "marechal des logis des camps et armees du roi" (наиболее полный термин, употреблявшийся в официальных документах того времени). В русской дореволюционной литературе эта должность обычно писалась как "генерал-квартир-маршал", по сути, скорее, "маршал-квартирмейстер". В соответствии с табелем о рангах 1675 года ("Ordre du tableau") он занимал промежуточное место между маршалом Франции и генерал-лейтенантом, а в сравнении с другими европейскими армиями приравнивался, например, к английскому генерал-квартирмейстеру ("Quartermaster-general"). Маршал-квартирмейстер имел несколько помощников (штаб-офицеров), именуемых "aides marechal de logis".


В 1591 году Генрих IV решил снять административные функции с маршалов Франции и переложить их на отдельную должность - так появился важный пост маршал-квартирмейстера, третья по иерархии должность в армии после собственно главнокомандующего и эпизодически появляющегося в истории французской армии Главного маршала Франции (точнее, "Главного маршала лагерей и армий короля", или "Marechal general des camps et armees du roi"). Статус этой должности весьма необычен: с одной стороны, маршал-квартирмейстер не относился к собственно руководившему войскам генералитету, а с другой - формально не подчинялся военному министерству, служа как бы проводником между двумя эти важными структурами.

Маршал-квартирмейстер осуществлял общее руководство, основные обязанности по административно-хозяйственной жизни во французской армии исполняли "маршал-де-кампы", чьи обязанности первоначально соответствовали появившейся позднее должности начальника штаба, потому они доставляли начальнику все необходимые сведения и передавали его приказания.
В 1672 году, во время кампании в Голландии, Людовик XIV заменили "маршал-де-кампов" генерал-майорами (точнее, "главными сержант-майорами", или "sergeant-major-general") - выполнявшими те же функции, что и полковой сержант-майор - но уже на уровне армии. Назначаемые из числа генерал-лейтенантов, они имели в своем распоряжении штат адъютантов. В их обязанности входила передача приказов начальникам бригад, руководить размещением лагеря, распределением участков для каждой из частей, руководить раздачей припасов. В день сражения они получали под командование боевые подразделения, во время осады – занимались осмотром траншей и ретрашементов.
Новое развитие штабная служба получила по окончании войны, в 1678 году - когда появился "Etat-major-general" - генеральный (главный) штаб. Его функциями было общее руководство жизнью войск в военное время: марши, расположение лагерем, внутренняя служба.
Отныне в подчинении маршал-квартирмейстера находились представители других штабных и административных должностей:
- major-general d'infanterie (главный майор пехоты; ему напрямую подчинялся prevot de la marechausse (иначе: "генерал-полицмейстер", аналогом которому в немецкой, а затем и в русской армии был "генерал-гевальдигер")
- maréchal des logis de la cavalerie (квартирмейстеры кавалерии, которых было два)
- intendant d’armée (главный интендант)
- vaguemestre général (начальник обозов армии)
- comissaire aux vivres (комиссары по продовольствию)
- capitaine des guides (командиры гидов - вожатых или проводников, нанимаемых из местных жителей)
- fourriers (фурьеры, занимались квартированием собственно штабов и генералитета).

. . . . . . . . . . . . . . . .

Когда заходит разговор о военных кампаниях, которые вела Франция в период правления Людовика XIV, в первую очередь вспоминают "тирана-администратора" Лувуа и плеяду французских маршалов, в той или иной степени известных и прославленных. Однако если Лувуа ставил перед полководцами задачи, а последние их выполняли - стоит учесть, что между этими двумя моментами располагалась важнейшая и кропотливая работа французских штабистов. Первый среди подобных имен - Жюль-Луи де Боле, маркиз де Шамле. Талантливый организатор, он внес в войны Людовика XIV настолько большой вклад, что современные французские историки (например, Жан-Филипп Кена - доктор исторических наук, один из лучших специалистов в военной истории царствования Людовика XIV, автор ряда книг, в т.ч. биографии маркиза де Шамле) называют его "утерянным" или "тайным" стратегом французского короля.

Жюль-Луи родился в апреле 1650 года и получил прекрасное образование в иезуитском Клермонском коллеже (ныне это - парижский лицей Людовика Великого), где проучился семь лет, а в феврале 1670 года его отец, Александр-Симон Боле (прокурор Парижского парламента, ныне занимавший пост казначея (управляющий финансами) королевской гвардии), купил для 19-летнего сына патент на должность "maréchal des logis aux camps et armées du Roi" (маршал-квартирмейстера, или "начальника штаба армии").
С 1591 года эту важную и ответственную должность занимали в основном представители семейства Фуже д'Эскюр а также его побочных ветвей вплоть до 1664 года, когда одна из трех этих должностей стала вакантной. Несмотря на распространенную и привычную практику покупки высоких должностей, 19-летний выпускник иезуитов выглядел на этом посту довольно удивительно - однако здесь требовались не столько боевой опыт и храбрость, сколько знания, и очень скоро выпускник иезуитского коллежа доказал всем свои способности и трудолюбие.
Шамле проявил себя уже с начала Голландской войны. В октябре 1672 года маршал Тюренн писал Лувуа о молодом маршал-квартирмейстере: "Это один из самых необычных людей", а позднее говорил: "Шамле устраивает для моих 30 тысяч солдат лагерь, Сент-Иллер занимается артиллерией, Жакье - продовольствием, и лучшей армии я не могу представить".

Шамле стал надежным и компетентным помощником таких выдающихся военных деятелей того времени, как Тюренн, Конде и Люксембург. Историки называют его одним из наиболее ярких представителей "меритократии" - "власти достойных": уже в 1675 году 25-летний Шамле становится главным маршал-квартирмейстером всей французской армии ("maréchal general des logis aux camps et armées du Roi") - пост, который занимал его отец с 1670 года и который Жюль-Луи будет занимать в ближайшие сорок лет.
Общаясь с Лувуа, который стремился руководить армиями из Парижа, Шамле перенял его манеру активной переписки и внес в работу штабов и военной администрации свои новшества. Так, ведая движениями армии, он подробно расписывал марш каждой колонны армии, исходя из понимания местности и проч. , после утверждения документа командующим армией рассылал приказания иным штабным чинам. Считается, что именно Шамле первым стал активно использовать переписку - например, Тюренн не очень любил канцелярскую работу и предпочитал передавать приказания своим генералам и офицерам устно, через вестовых.Т.о. в ходе голландской войны Шамле отработал схему переписки: приказ должен был начинаться с даты и месторасположения лагеря, откуда шел приказ - а также месторасположения куда его необходимо доставить.
Также Шамле ввел обязанности для дежурного "маршал-де-кампа", вместе с которым ехал в авангарде марширующей армии и выбирал место для следующего лагеря. А поскольку выбор места лагеря был делом нелегким (армия в 45 тысяч солдат и 10 тысяч лошадей занимала пространство порядка 4 км. по фронту и полкилометра в глубину, плюс требования доступа к воде, фуражу и прочим удобствам), от маршал-квартирмейстера в первую очередь требовались прекрасные знания географии в целом и оценка конкретной местности - что Шамле и демонстрировал.
Отчеты и документы Шамле впоследствии послужили основой для воспоминаний Луи о голландской войне, а также жизнеописания короля в авторстве Буало. Выступая под маской скромного, преданного слуги, он проявлял себя не только в штабной работе. Например, в 1673 году Шамли смог разрешить серьезный личный конфликт между Лувуа и Тюренном, а в период между двумя войнами (1678-1688 гг.) сочетал работу в армии с выполнением дипломатических миссий (например, поездка в Рим и переговоры с папой в 1688 г.).

В 1683-84 гг. Шамле снова занимал пост маршал-квартирмейстера при армии маршала д'Юмьера в Испанских Нидерландах, и Лувуа из Парижа фактически руководил действиями маршала через Шамле (известна еще одна из должностей последнего в тот период - "военный комиссар армии Фландрии", или "commissaire des guerres de l’armée des Flandres" ). Точно так же он фактически руководил действиями армии герцога Дюра в Палатинате в 1688-89 годах. Интересно, что после знаменитого разорения этого региона, а также последовавших затем потерь Майнца и Бонна Людовик XIV (наверняка - не без подсказки Лувуа) назначил "козлом отпущения" именно Дюра, заменив маршала его братом, де Лоржем. Шамле остался на прежнем посту в Германской армии, хотя де Лорж и был менее сговорчив, чем его предшественник.
После смерти Лувуа в 1691 году Шамле отказался принять военное министерство в пользу одного из его сыновей, Барбезье - однако остался важной фигурой в управлении делами армии, и личным советником короля. Во время Девятилетней войны король неоднократно посылал Шамле на ТВД с целью более подробно разобраться в обстановке и принять нужное стратегическое решение "на месте". Так, он дважды ездил в Северную Италию (август 1691 и октябрь 1693), где общался с командующим французской армией в этом регионе генерал-лейтенантом Катина, в октябре 1691 - во Фландрию для обсуждения ситуации с маршалом Люксембургом.
Достойный ученик Лувуа, в период 1691-1709 гг. Шамле составил более 270 докладов по различным военным вопросам. Периодическая смена военных министров никак не отражалась на влиянии Шамле. Сторонник прагматического подхода к вопросам, он много внимания уделял логистике армии и организации материально-технического снабжения - при этом не зацикливался на силе затяжной крепостной войны и был сторонником активных действий, если видел в этом необходимость. Шамле также был одним из сторонников новой системы налогообложения (временный военный подушный налог), введенной в 1695 году по предложению Вобана.
Ближе к концу войны за испанской наследство деятельность Шамле пошла на спад, не в последнюю очередь по причине возраста. Он скончался 21 июня 1719 года после очередного апоплексического удара в возрасте 69 лет.
Сен-Симон описывал Шамле так: "Шамле был толстый человек, белокурый, небольшого роста, с виду грубый и неотесанный, настоящий мужик, каковым он и был по рождению, но обладал умом, вежливостью, большим и почтенным житейским опытом и умением обращаться со всеми, - он был добр, мягок, приветлив, услужлив, бескорыстен, силен здравым смыслом и обладал исключительной топографической памятью... Генералы его всегда уважали, а любили его все".
Наконец, Франсуа Блюш говорил о Шамле как о "специалисте по материально-техническому обеспечению и организации тыла" и "правой руке Лувуа" - после смерти которого маркиз стал правой рукой самого короля.

Комментариев нет:

Отправить комментарий