пятница, 27 марта 2015 г.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ.

ВОЙНА И ЛЮБОВЬ В НОВОЙ ФРАНЦИИ.


"Новая Франция" ("Nouvelle-France") - французские колониальные владения в Северной Америке, располагавшиеся в осн. на территории современной Канады. К 1660-м годам развитие этих земель шло достаточно медленно, и основной причиной тому можно назвать две важнейшие проблемы - и обе молодой король Людовик XIV посчитал нужным решить, причем практически одновременно...

Первой была безопасность. Если соседство с английскими колониями пока всерьез не беспокоило, то другие соседи создавали жителям Новой Франции много хлопот.
Можно сказать, что эту проблему еще в 1609 году создал путешественник де Шамплен (впоследствии - губернатор Новой Франции), вмешавшись в конфликт между мохоками - с одной стороны, и представителями Конфедерации Ирокезов - с другой. С этого момента ирокезы и колонисты стали настолько злейшими врагами, что казалось - еще немного, и колония будет потеряна для французской короны.
Не последнюю роль здесь сыграл Пьер Буше, губернатор канадского городка Труа-Ривьер - отправившийся в 1662 году во Францию и просивший помощи у Людовика XIV и Кольбера. Вскоре он вернулся с небольшим отрядом французских солдат, призванных защитить колонистов от индейцев. Но это был лишь первый шаг...
Людовик XIV принял решение спасти Новую Францию. Для начала 14 февраля 1663 года Канада объявляется королевской провинцией - т.е. переходит из-под власти местной администрации (представлявшей торговые компании) под юрисдикцию короны. После этого в Канаде, помимо генерал-губернатора как представителя власти, появляется еще один представитель короны: интендант - чиновник, руководивший гражданской жизнью колонии. Персонажи на этих должностях, в этот период довольно часто менялись, и наибольшую известность получили занимавшие эти посты с 1665 года Жан Талон и Даниэль де Реми де Курсель.

Для защиты колонии от ирокезов Людовик XIV впервые отправляет в Новую Францию регулярные части. Сначала это небольшой отряд, с которым вернулся из Франции Буше, а позднее - еще 24 роты общей численностью в 1300 человек. Основу отряда составляли иностранные пехотные полки - итальянский (пьемонтский) Кариньян и немецкий Балтазар (по 10 рот каждого полка; еще четыре роты представляли французские полки). Общее командование объединенным полком осуществлял "Mestre de camp" Жан де Балтазар - который, впрочем, скончался в том же 1665 году, и его сменил Анри де Шапле де Сальер.
В мае 1665 года первые подкрепления погрузились на суда в Ла-Рошели и 18 июня прибыли в Квебек - административный центр и главный город Новой Франции.

Офицер и солдат полка Кариньян (Кариньян-Сальер) в 1665-69 гг.

Отряд имел стандартную по тем временам структуру: в каждой роте было по три офицера (капитан, лейтенант и знаменосец-ансень), а также два сержанта, три капрала, один барабанщик, пять "anspessades" (или "старший солдат", аналог ефрейтора) и сорок рядовых - всего 54 человека. Впрочем, Талон впоследствии писал Кольберу, что некоторые из рот имеют по 66 человек. Это объяснялось тем, что к полку присоединялись добровольцы, вместе с войсками плывшие в Новый Свет.Поначалу проблему с индейцами хотели решить миром: в декабре 1665 года в Квебеке генерал-губернатор Новой Франции Александр де Прувилль, маркиз де Трэси, он заключил с ирокезами перемирие. Однако из Франции уже прибыл новый генерал-губернатор, Даниэль де Реми де Курсель: молодой 39-летний аристократ, желавший прославиться и угодить своему королю. Война оказалась неизбежна...


Генерал-губернаторы Новой Франции: Александр де Прувилль, маркиз де Треси (1596(1603)-1670 гг.) и Даниэль де Реми де Курсель (1626-1698 гг.)

Молодой 39-летний аристократ де Курсель с самого начала едва не испортил всю экспедицию: спеша отличиться перед королем, он не пожелал дождаться весны, и выступил против ирокезов едва только был готов. Он даже не дождался прибытия союзников - разведчиков из племени алгонкинов, которые знали местность куда лучше французов... 9 января (по другим данным 13-го) 1666 года отряд в 300 солдат и 200 колонистов-добровольцев выступил в поход против ирокезов. Через глубокий снег и скользкий лед рек, непривычные к местным морозам солдаты шли, обмораживая себе пальцы, носы и уши. Через несколько дней измученный отряд вышел к английскому форту, где Курсель узнал: ирокезы, узнав о приближении французов, покинули свои селения. Поход потерял смысл и отряд повернул обратно, прибыв в Квебек 17 марта. Историки оценивают потери отряда в 60 человек (Жан Талон писал Кольберу о 43 убитых), потери ранеными, обмороженными и пропавшими без вести можно примерно оценить в 100-150 человек.
Курсель и Трэси не оставляли намерений решить "индейский вопрос". Летом 1666 года активизируется строительство новых укреплений вдоль реки Ришелье, в сентябре была предпринята безуспешная попытка снова договориться с ирокезами, после чего поход против ирокезов был повторен. Маркиз де Трэси выступил из Квебека 14 сентября с более сильным и подготовленным отрядом в 1000 солдат, 600 колонистов-добровольцев и сотней союзников-индейцев.
Музыкант и писатель Леонард Коэн в своей книге "Прекрасные неудачники" так говорит об этом периоде истории Новой Франции:
"Вот и войска под предводительством маркиза де Траси, генерал-лейтенанта королевской армии, - вот они, шагают сквозь снег, двенадцать сотен высоких мужчин, знаменитый regiment de Carignan. Новости полетели вниз по обледеневшим берегам Могавка: король Франции белым пальчиком коснулся карты. Интендант Талон, губернатор маркиз де Курсель и Траси пристально вглядывались в зараженную глухомань. Братья мои, станем хозяевами на Ришелье! Голоса звучали над картами, голоса звучали из окон, и вдоль берега воздвигались форты - Сорель, Шамбли, Святая Тереза, Святой Иоанн, Святая Анна на острове озера Шамплейн. Братья мои, вокруг ирокезов слишком много деревьев".



Полк Кариньян, современная реконструкция.

4 октября отряд Трэси достиг озера Шамплен. Однако ирокезы вновь ускользнули. Раздосадованный, Трэси приказал сжечь опустевшие селения и урожай на полях. Результат второго похода также был неутешителен: повоевать с ирокезами не удалось, временная договоренность о перемирии с представителями других племен также мало могла утешить.

Леонард Коэн:
"Из Квебека в багряные леса вышли шестьсот солдат Кариньяна, еще шестьсот из отряда ополчения и сотня дружественных индейцев. Экспедицию сопровождали четыре священника. После трехнедельного перехода они достигли первой деревни могавков, Гандауаге. Очаги остыли, деревня опустела, как и все деревни, в которые они придут. Траси установил крест, они провели литургию, и в пустых длинных домах воспарили торжественные звуки "Te Deum". Затем они сожгли деревню в пепел - Гандауаге и все остальные, куда приходили, они опустошили местность, уничтожили запасы зерна и бобов, весь урожай погиб в огне".

Впрочем, это не помешало маркизу де Трэси устроить в Квебеке 4 февраля следующего, 1667 года, торжественный бал "по случаю удачной экспедиции" - считается, что это было первое подобного рода мероприятие в истории Новой Франции.
Первая "ирокезская" война, продолжавшаяся 25 лет, завершилась окончательным замирением в 1667 году - наступил мир, который нарушится через 18 лет...
Летом 1668 года эпопея полка Кариньян закончилась: отряд французских войск должен был вернуться во Францию - основной причиной было окончание трехлетнего солдатского контракта. Талон хотел оставить в Новой Франции девять рот для дальнейшей охраны колонии, однако Людовик XIV посчитал, что будет достаточно и четырех, увеличенных до 75 человек - две из которых были расквартированы в Монреале, две - в форте Сен-Луи, а для фортов Сен-Анн и Сен-Жан было выделено 30 и 20 солдат соответственно.
К этим трем сотням надо прибавить четыреста с лишним солдат и офицеров, пожелавших остаться в Новой Франции на правах поселенцев. Это немало способствовало стимулирование со стороны короля: офицерам выделялся участок земли, остальным - денежное пособие (150 ливров для сержанта и 100 ливров - для рядового).
Помимо этого, 382 солдата и 30 офицеров приняли решение остаться в колонии на правах поселенцев - чему немало способствовало предложение короля сделать это.
Позднее, в апреле 1669 года, Людовик XIV принимает решение о создании постоянной милиции в Новой Франции - основой которой должны были стать те самые четыреста оставшихся в колонии.
Общие военные потери этой экспедиции оценивают в 600 человек (т.е. почти половина отряда) - более 200 убитых, а также порядка 400 человек погибших от болезней и мороза. С учетом четырехсот оставшихся в Новой Франции, в Европу вернулось лишь 300 человек.

................
Пока "индейская проблема" решается итало-немецкими солдатами полка Кариньян, Людовик XIV всерьез занят второй проблемой Новой Франции, не менее важной.
Развитие колонии тормозит ее малонаселенность. Основное население составляли служащие торговых компаний, рыбаки и охотники - т.е. мужчины. Женского населения было мало, а посему из трех французов, приезжавших сюда "на заработки" двое вскоре возвращались обратно, и лишь одну из трех удавалось обзавестись семьей и окончательно осесть на этих землях.
Статистика на этот счет говорит следующее:
С 1627 по 1640 годы население Новой Франции выросло со 100 до 500 человек. В 1653 году население Новой Франции насчитывало порядка двух тысяч человек, десять лет спустя - 2,5 тысячи. В перерыве между двумя походами 1666 года Жан Талон провел подробную перепись населения Новой Франции. Общая численность колонистов составила 3418 человек, проживавших в семи поселениях. И вновь остро встал демографический вопрос: процент мужского населения по-прежнему был велик, большинство из них было женаты, тех кому не повезло обзавестись семьей насчитывалось около 800 человек - при этом незамужних женщин в колонии оказалось лишь 257.



Интендант юстиции, полиции и финансов Новой Франции Жан Талон (1626-1694 гг.)

В целом прирост за счет миграции был невелик (считается, что за период 1627-63 гг. в Новый Свет прибыло 1250 французских иммигрантов), естественный (по вышеуказанной причине) - тоже. Даже нечастые браки колонистов с индианками положения спасти не могли. И тогда Людовик XIV взял этот вопрос в свои руки...
"Les filles du Roi" - "Дочери Короля": "Колониально-демографический" проект Людовика XIV известен под названием "королевские невесты", или же "девушки короля" ("Les filles du Roi").
Недоброжелатели быстро перекрестили "Filles du Roi" ("Фи де Руа") в оскорбительное "Filles de joie" ("Фи де жуа") - "дочери радости", или попросту "уличные девки". Однако расхожее поверье, что это были ссыльные проститутки, не соответствует действительности, поскольку кандидатки для этого "проекта" отбирались весьма тщательно.
Средний возраст "невест-добровольцев" составлял 24 года (от 12 до 30 лет). В первую очередь это были сироты или воспитанницы приютов. Необходимым условием для эмиграции было наличие свидетельства о рождении и рекомендация от приходского священника или магистрата, где подтверждалось что девушка не замужем. Отбор проводился большей частью в Парижe, а также в северо-западе Франции (Нормандия, Пикардия и др.). В подавляющем большинстве все они были француженками, зафиксировано всего несколько представительниц других наций, по всей видимости случайно попавших в поле зрения королевских агентов.Главными требованиями были хорошее здоровье, а также умение читать и писать (что характерно, в то время как большинство мужчин-колонистов такими знаниями не обладали).
Но главным было то, что "проект" целиком оплачивался королем. Первоначальный королевский "грант" представлял собой солидную сумму в 100 ливров - на оплату дорожных расходов и покупку предметов "первой девичей необходимости" (одежда, туфли, ленты,). Также, по прибытию "девочек" Совет колонии ("Sovereign Council of New France") обязан был обеспечить их всем необходимым.
Помимо этого, король давал невестам серьезное приданное. 50 ливров полагалось той, кто выйдет замуж на фермера или солдата, и 100 - будущей жене офицера. Плюс - некий "стартовый набор" для будущей семейной жизни и заведения хозяйства: бык и корова, две свиньи, пара кур и т.д. ...
Первая партия невест (36 девушек) прибыла в порт Квебека 22 сентября 1663 года, последняя - ровно десять лет спустя, 3 сентября 1673 года. В 1672 году Людовик XIV вторгся в Голландию, но вскоре это переросло в тяжелую борьбу Франции против целой коалиции. Королевская казна опустела, и проект "королевских невест" закрыли. Впрочем, уже на тот момент высокий результат этой задумки был налицо.



Интендант Новой Франции Жан Талон, епископ Квебека Франсуа де Лаваль и французские колонисты встречают "королевских невест". Художник -  Элеанор Фортескью-Брикдейл.

По прибытию "королевские невесты" селились группами в семьях, куда вечерами приходили мужчины и выбирали себе будущую жену, причем каждая имела право отказать тому или иному претенденту. Обе стороны старались подходить к вопросу ответственно: право первого знакомства предоставлялось зажиточным мужчинам и также тем, кто уже имел собственное жильё; мужчины, в свою очередь, искали опытных и хозяйственных женщин. Браки заключались только по взаимному согласию и регистрировались нотариусом. Большинство свадеб проходило уже через месяц после знакомства.Считается, что за десять лет в Новую Францию прибыло около тысячи девушек. Примерно четверть из них (в основном - горожанки, не привыкшие к жизни в сложных сельских условиях) или вернулась обратно во Францию, или умерли в первые годы жизни в колонии, или же не вступая в брак, стали монахинями или прислугой. Однако большинство (по данным регистров - 737 девушек) более или менее удачно вышли замуж. Семейно-демографическая основа для будущего развития Новой Франции была создана. Новые семьи в подавляющем большинстве оказались крепкими: по данным историков только пять из девушек впоследствии имели какие-то наказания за измену, проституцию и проч. Главным показателем эффективности это "программы" стало то, что население Новой Франции за период с 1666 по 1672 год более чем удвоилось: с 3200 человек до 6700, а в 1681 году достигло 10 тысяч. Так, в начале 1670-х годов рождаемость в Новой Франции зафиксирована цифрой в 600-700 детей ежегодно.


Прибытие французских девушек в Квебек в 1667 году. Художник - C.W. Jefferys

Сами колонисты потом шутили, что квебекцам достались самые лучшие "невесты короля" - поскольку суда с новоприбывшими сначала приходили в Квебек (что, фактически, давало жителям главного города колонии больший выбор - здесь осело 560 девушек), а уж потом следовали в Труа-Ривьер и Монреаль (75 осталось в первом и 133 - во втором).
Посчастливилось обзавестись семьями не только колонистам, с радостью воспринявшим королевский проект - но и тем самым "кариньянцам", что решили остаться в Новой Франции. Эти новые поселенцы - здоровые и нестарые мужчины - стали хорошим подспорьем для колонии не только, как основа будущей милиции. Извес
тно, что из четырехсот бывших солдат и офицеров две три (285 человек) также женились на "королевских невестах".

Правительство колонии, со своей стороны, также старалось поощрять как сами браки, так и большие семьи, доплачивая многодетным семьям. Так, с 1669 года семья, имеющие 10 детей, получали 300 ливров разового пособия, а при 12 детях - 400 ливров. В следующем году Жан Талон назначил новое денежное приданное, а позднее даже объявил о том, что мужчины не пожелавшие жениться на "дочерях короля" будут лишены своих прав на рыбалку, охоту и добычу пушнины.
Считается, что от этих семи тысяч французских поселенцев ныне и происходят почти 12 миллионов современных франкоканадцев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий