понедельник, 18 апреля 2016 г.

Французы на Крите (оборона Кандии, 1668-1669 гг.)
Часть четвертая. Критская эпопея герцога де Навайля.

Племянник герцога, 13-летний шевалье Филипп де Вандом, сопровождавший Бофора в этой экспедиции, в течение нескольких дней посылал лазутчиков к месту боя, чтобы найти тело дяди - но все тщетно. Затем он послал к туркам переговорщика (одного из заместителей адмирала, шевалье де Флакура), чтобы узнать - нет ли Бофора среди попавших в плен. Турки наверняка были не против получить приличный выкуп за возврат адмирала Франции, однако и среди пленных его не оказалось.

Французы сопереживали Филиппу, оплакивая эту потерю. Едва оправившись от поражения, он предприняли ряд вылазок, причем многие участвовали в них в надежде обнаружить тело Бофора. В последних числах июня французские войска выходили за пределы три дня подряд: 28-го, 29-го и 30 числа (в последней вылазке серьезное, но не смертельное, ранение в голову получил капитан-лейтенант королевских мушкетеров граф де Молеврие), затем - еще и 3 июля.
Бофора не было - ни в живых, ни мертвого - просто "пропавший без вести". Впоследствии это стало причиной попадания имени адмирала Франции в список лиц, отождествляемых со знаменитой "Железной Маской".
Загадочное исчезновение герцога де Бофора дало повод драматургу Лагранжу-Шанселю (1677-1758) и аббату Лангле-Дюфренуа (1674-1755) создать систему доказательств в пользу его кандидатуры на роль Железной Маски.
Сергей Цветков в книге "Узники Бастилии" пишет об этом так:
"Вышеназванные авторы настаивали на том, что его похитил во время всеобщей паники Молеврье, брат Кольбера, враждовавшего с герцогом. Но опубликованная переписка Молеврье с братом опровергла этот довод... Да и возраст Бофора плохо соответствует возрасту Железной Маски (Вольтер утверждал, со слов "Марсолана, зятя бастильского аптекаря, что последний, за некоторое время до смерти замаскированного узника, слышал от него, что ему было около шестидесяти лет").
Наконец, сама "операция" с похищением во время боя и скрытной перевозкой Бофора обратно во Францию слишком уж сомнительна в смысле воплощения в жизнь...
Жан-Кристиан Птифис в книге "Железная маска" также коснулся этого момента - придя к выводу, что версия о Бофоре - не более чем слух, распущенный в 1688 году Сен-Маром и затем подхваченный Лагранж-Шанселем.
Кстати, еще одним из кандидатов на ношение "Железной маски" называли некоего графа Себастьяна де Керуаль - лейтенанта герцога де Бофора, плененного в той атаке и посланного великим визирем в Кандию для переговоров о выкупе за захваченного герцога де Бофора. Эту версию предложил в 1879 году Франсуа Равессон.
3 июля в Кандию прибыли галеры Вивонна, а неделю спустя - папско-мальтийский отряд под командованием генералиссимуса Винченцо Роспильози. На очередном военном совете было принято решение нанести по противнику очередной удар - на этот раз с моря и бомбардировать турецкий осадный лагерь.
Всего для атаки было собрано 58 судов всех типов, имевших суммарную огневую мощь в 1100 орудий. Главную силу здесь составляли французские парусные корабли под командованием вице-адмирала маркиза Дамьена де Мартела (сменившего Бофора) и галеры де Вивонна (принявшего общее командование французскими морскими силами). Гребные суда, взяв парусники на буксир, утром 24 июля аккуратно подтянули их вплотную к берегу - начался обстрел турецких позиций.
Турки, сидя за хорошо подготовленными укреплениями береговой линии, отчаянно огрызались: османам даже удалось поджечь корабль "Тереза" (800-тонный 58-пушечный корабль третьего ранга, 1662 года постройки), который был оставлен своим экипажем и выброшен на берег. Выживших было очень мало. Так, французская "La Gazette" сообщала, что "Тереза" взлетела на воздух вместе с капитаном, тремя сотнями человек и пятьюдесятью орудиями, спаслось лишь двадцать восемь человек. Навайль писал в мемуарах о трех спасшихся, в некоторых источниках говорится о семерых.

В целом атака не принесла союзникам особого успеха - казалось, французские моряки еще плохо подготовлены для таких действий, а одной лишь храбрости далеко не всегда достаточно.

Навайль: "В самом начале сражения от неприятельского огня загорелся корабль "Тереза" - взрыв поднял его на воздух, задев суда, стоявшие поблизости и едва не пустив на дно "Реаль", на борту которого находился генерал галер господин де Вивонн. С "Терезы" спаслось едва ли три человека, а все, что находилось на палубе, в том числе и большая часть моего снаряжения, было утрачено. После пяти- или шестичасового обстрела врага наша морская армия отошла на прежние позиции, не потеряв больше ни одного корабля: из-за благоразумных предосторожностей, ущерб, понесенный ею, не был слишком велик. В это время мы планировали совершить вылазку, и Морозини должен был придать нам шестьсот человек, - однако несколько офицеров, посланных мной на разведку к позициям турок, доложили при возвращении, что противник предупрежден; разведчики Морозини также донесли, будто бы великий визирь перебросил шесть тысяч человек на тот участок, где ожидалось наше нападение, и мы не отважились выполнить наш замысел."
К середине августа численность гарнизона Кандии сократилась до примерно шести тысяч человек, из которых половину составлял потрепанный французский отряд Навайля.
С каждым новым турецким приступом становилось все понятнее, что силы у защитников иссякли, и атаки на бастионы Сабионера и Святого Андрея отражались со все большим напряжением.
Понимание того, что Кандия неизбежно падет, а также подходящие к концу запасы провизии заставили Навайля и Вивонна принять решение о возвращении во Францию. Ни Морозини, ни правитель Кандии Джакопо Кантарини с магистратом и духовенством города не смогли уговорить французов изменить свое решение. 20 августа остатки французского экспедиционного корпуса (3 тысячи человек) покинули крепость, а в ночь на 1 сентября французский флот поднял паруса и через 40 дней вернулся в Тулон.
Людовик XIV был крайне недоволен. В тот момент, когда Навайль и Вивонн принимали решение покинуть Кандию, по предложению маршала де Бельфона он готовил подкрепления для французской экспедиции, но известие о возвращении Навайля привело короля в ярость. Первоначально он даже порывался отослать обратно вернувшийся отряд (с подкреплениями), поставим новым командиром экспедиции Бельфона, однако быстро остыл: Навайль привез нехорошие новости о Кандии, которая должна была пасть со дня на день, и по сему торопиться уже не имело смысла. В итоге герцог де Нвавйль был сослан в поместье в Ла Валетт, а французская эпопея на Крите закончилась.



Герцог де Навайль покидает Кандию (иллюстрация Джузеппе Гаттери к "Истории Венеции", 1867 г.)

В результате эта экспедиция, стоившая французам примерно 2,5-3 тысячи человек (с учетом потерь флота), не принесла французскому оружию большой славы (хотя в очередной раз доказала всем храбрость и отвагу галлов), и не достигла первоначального результата - очень скоро после отбытия Навайля и Вивонна Кандия пала...
.......................
Узнав об уходе французов, турки предприняли 14 августа новый решительный штурм. Кандия не могла более сопротивляться, защищая те руины, что остались от некогда крепких крепостных укреплений. Морозини отдал приказ перевести женщин, детей и больных на остров Стандия, и 21 августа начал переговоры о сдаче.
16 сентября 1669 года была подписана окончательная капитуляция. Условия были весьма почетными. Так, помимо возможности вывезти из крепости все имущество (кроме минимума в 30 пушек и некоторого запаса муки для будущего османского гарнизона) и выхода остатков гарнизона (3754 боеспособных и порядка 4000 больных и раненых солдат) с сохраненными знаменами, во владении Венеции оставлялось три гавани, а выплачиваемая республикой Блистательной Порте до начала войны дань в размере 500 тысяч дукатов отменялась раз и навсегда. По таким условиям не сразу становилось понятно - кто именно победил...
Вернувшийся на родину Морозини был привлечен к ответственности за сдачу крепости и арестован. Впрочем, довольно скоро в результате судебного разбирательства, на исход которого немало повлияли требования народа, признавшего Морозини героем, он был оправдан.Впоследствии Морозини успешно воевал с турками на Пелопоннесе, еще трижды становился генералиссимусом и избирался венецианским дожем... Так закончилась 25-летняя война, а Кандия вошла в историю как один из самых героических страниц европейской истории того времени. Сухие цифры порой говорят более чем красноречиво: за время последней осады, продолжавшейся 2 года 3 месяца и 27 дней, турки предприняли 56 штурмов, потеряв за это время с учетом подкреплений 118 тысяч человек - христианскому гарнизону эти 28 месяцев обошлись в 31 тысячу жизней...

Комментариев нет:

Отправить комментарий