воскресенье, 8 мая 2016 г.

Маршал Люксембург - талантливый горбун
(
наброски к биографии).

Часть первая.
Франсуа-Анри де Бутвиль: Последний из Монморанси (1628-1661 гг.)
1. Посмертный сын дуэлянта.
.....................................

В среду 12 мая 1627 года парижане, проходившие мимо Королевской площади, стали свидетелями весьма дерзкого зрелища: шестеро дворян сошлись в поединке. Пожалуй, самым ярким персонажем из участников этой дуэли был Франсуа де Монморанси, граф де Бутвиль и де Люкс, сеньор де Преси, Бленкур и Бондеваль - отчаянный забияка и бретер, который к своим 27 годам нарушал эдикты о дуэлях уже в 23-й раз. 


После очередной громкой дуэли Монморанси-Бутвиль бежал из Парижа в Брюссель, где его и нашел 29-летний Франсуа д'Аркур, граф де Беврон, жаждавший отомстить Бутвилю за гибель своего друга, графа Жака де Ториньи. Впрочем, желанная дуэль в столице Испанских Нидерландов не состоялась благодаря бдительности инфанты Изабеллы, управлявшей страной. А после отказа короля Людовика XIII разрешить Бутвилю вернуться во Францию, Монморанси решил прибыть в столицу тайно и пообещал биться с Бевроном прямо на Королевской площади ("Пляс Руаяль").
Прохожие с недоумением спрашивают друг друга: кто эти сумасшедшие, которые осмелились бросить вызов королевскому эдикту и самому Ришелье на Королевской площади в середине дня?..
С третьим ударом часов, скинув камзолы, дуэлянты заняли позиции. Бутвиль дрался с Бевроном, секунданты первого - Франсуа де Ромадек, граф де Шапель (29-летний кузен Бутвиля) и граф де ла Берт сошлись с маркизом Анри де Клермон-Амбуаз де Бюсси (зятем Беврона), и неким господином де Буке. Слабый де Бюсси прибыл на дуэль, несмотря на болезнь, что скорее всего и сыграло свою роль: спустя некоторое время клинок де Шапеля поразил его и де Бюсси скончался на месте. Затем на мостовую упал де ла Берт (ранение оказалось не столь опасным, как у Бюсси). Что касается главных участников боя, то после некоторого фехтования на шпагах они перешли к более жестокому поединку на кинжалах. Успех был на стороне Бутвиля: когда его кинжал оказался у самого горла Беврона, тот признал поражение и Бутвиль пощадил его жизнь.



Оставив раненых на попечение слуг, главные участники дуэли спешно покинули Париж и пытались скрыться. Беврону это удалось, а Бутвиля и Шапеля нагнали и арестовали по дороге в Лотарингию.
Ни слезы графини де Бутвиль, ни падение матери Бутвиля в ноги Людовику XIII, попытки заступничества со стороны друзей и родственников (в частности, принца Анри де Конде и герцога Анри де Монморанси) не смогли повлиять на решение. Король отреагировал так: "Несмотря на серьезность потери этих дворян, совесть запрещает мне их простить".
Таким же было мне и кардинала Ришелье. Слишком уж серьезной, по его мнению, была вина графа: многократные нарушения эдиктов о дуэлях, полное пренебрежение к законам и власти, поединок в одном из самых людных мест Парижа накануне праздника Вознесения. Наверняка немалую роль сыграло и то, что дуэль происходила совсем рядом с особняком Ришелье - эдакий вызов власти... Бутвиль и Шапель взошли на эшафот 22 июня того же года. Казнь состоялась на Гревской площади, напротив Городской ратуши. Шапеля казнят первым; Бутвиль, с определенной бравадой подкручивая усы, отказывается от повязки на глаза и спокойно кладет голову на плаху, не забыв при этом поддеть палача: "Если не получится отрубить мою голову с первого удара - бей снова". Мечу палача хватило одного удара...






Граф Франсуа де Монморанси-Бутвиль (1600-1627 гг.).
Портрет работы Даниэля Дюмустье (предположительно - 1625 г.)



В результате казни графа де Бутвиля его жена потеряла большую часть всего, чем владели супруги, в том числе парижский особняк на улице Прувер. Оставшаяся вдовой с двумя малолетними дочерями (Мари-Луизой, которой еще не исполнилось и двух лет, и четырехмесячной Изабель) на руках и беременная третьим ребенком, 20-летняя Изабель-Анжелика де Бутвиль, переехала из Парижа в небольшой замок с деревенькой Преси-сюр-Уаз в Пикардии - к северу от Парижа, неподалеку от поместья Шантийи, принадлежащего герцогу Анри де Монморанси, представителю старшей ветви Монморанси.
Спустя полгода после казни графа де Бутвиля Изабель-Анжелика родила третьего ребенка. Им оказался мальчик, которого назвали Франсуа-Анри -  долгожданный наследник, которого отец, к сожалению, не застал. Мальчик родился маленьким и хрупким (врачи говорили, что он не проживет и трех дней), и кроме того, словно в наказание за проступок своего отца, с физическими недостатками: горб, руки длиннее обычного, овальное лицо с выступающим подбородком и длинным носом - никакой красоты отца или матери. Впрочем, глубоко сидящие глаза горели огнем, что говорило о жизненной энергии, живущей в этом тщедушном теле.

Комментариев нет:

Отправить комментарий