пятница, 4 августа 2017 г.

СИЦИЛИЙСКИЕ ХРОНИКИ (1674-1678 гг.)
Часть шестая. Конец эпопеи.



Дон Хуан Австрийский (1629-1679 гг.)






Франсуа III д’Обюссон, герцог де Ла Фельяд (1631-1691 гг.)


В начале 1677 года в Мадриде происходит смена власти: в результате очередного дворцового переворота фаворит королевы Марианны, премьер-министр дон Фернандо де Валенсуэла, был отстранен от власти и выслан на Филиппины. Испанские гранды призывают некогда известного правителя Испанских Нидерландов и полководца, 48-летнего Дона Хуана (незаконнорожденный сын короля Филиппа IV и актрисы Марии Кальдерон). Не в последнюю очередь в связи с этим новый вице-король Сицилии маркиз де Кастель-Родриго, начинает получать усиленную поддержку. Так, к нему прибывает 800 человек для усиления экипажей парусных кораблей и галер, дабы хоть как-то привести флот в боевую готовность. В течение всего 1677 года маркиз получает порядка 5 тысяч новых солдат. Наконец, в апреле прибывает маркиз де Вильяфьель с семью боевыми кораблями (первое за три года морское подкрепление), а новым командующим испанскими войсками назначен известный и опытный военачальник , 60-летний принц де Бурнонвиль.
Таким образом, испанцы не намерены уступать Мессину - тем более, что ожидается серьезная поддержка со стороны союзников...
В ноябре голландцы собирают новую эскадру в 18 линейных кораблей для помощи испанцам - командование поручено вице-адмиралу Корнелису Эвертсену-младшему. Но и это лишь полбеды: французское господство в Сицилии начинает всерьез беспокоить Англию, опасающуюся, что Людовик XIV подчинит себе торговлю с Левантом.
В то же самое время Голландская война постепенно подходит к завершению: в голландском Нимвегене уже сидят дипломаты, прорабатывающие условия мирного договора. Французскому королю нужны последние удары по противнику, и каждый батальон сейчас дорог. В октябре 1677 года через Лувуа он спрашивает у Вивонна - сколько солдат можно снять с Сицилии и вернуть на главные театры военных действий, чтобы оставить необходимый для охраны и удержания уже завоеванного минимум. Ответ Вивонна жесткий: нисколько, ибо он итак располагает лишь минимумом.
Постепенно Людовик XIV все более остывает к "мессинской затее". Реакцией на подготовку голландцами эскадры Эвертсена стал июльский приказ вице-адмиралу "флота Океана" д'Эстре - снарядить 16 кораблей для оказания помощи Вивонну. Однако уже через месяц, извещенный о переговорах между Гаагой и Лондоном, король это распоряжение отменяет: ввязыватся в войну с англичанами на море ему сейчас совершенно не нужно. У Вивонна - сильная эскадра в составе 21 линейного корабля, и король приказывает вице-королю Сицилии атаковать и уничтожить испанцев до прибытия голландской (а, возможно, и англо-голландской!) эскадры.
Опасения были не напрасными: в январе 1678 года Англия и Республика заключили договоренность о формировании объединенной эскадры а 30 кораблей (20 голландских и 10 английских) для операций в Средиземном море. Голландцы спешат - 25 января Эвертсен выходит в море лишь с половиной своей эскадры (корабли, которые успели снарядить). 17 марта, около острова Уэссан, он выдерживает шестичасовой бой с отрядом маркиза де Шато-Рено, после чего проходит до Кадиса, где ждет остальную часть своей эскадры. Несмотря на уверения Дюкена, что французский флот готов к встрече с любым противником - усиление испанской эскадры Вильяфиеля (21 корабль) голландцами Эвертсена (18) и англичанами Герберта (10), а также возможность присоединения к ним танжерского отряда контр-адмирала Нарборо (10), грозили полной катастрофой на средиземноморье. Так или иначе, но к этому моменту Людовик XIV уже принял окончательное решение: французы оставляют Мессину и Сицилию.
Вивонна, на зиму прибывшего в Тулон, оставляют там же - для сворачивания кампании на Сицилии король отправляет туда свое доверенное лицо, маршала Ла Фельяда. Покинув Париж 6 января 1678 года, через Тулон 3 февраля он прибывает в Мессину 3 февраля. Главная задача Ла Фельяда - максимально быстро и без потерь провести эвакуацию французских армии и флота. Направленный сюда, в первую очередь, как опытный военный (в этом смысле король ставил его выше Вивонна), Ла Фельяд сначала оценил положение французских войск в Сицилии, оказавшееся далеко не таким радужным,как докладывал вице-король, одновременно начав принимать меры к подготовке эвакуации - скорый ремонт кораблей, концентрация в портах всех наличных сил и средств армии и флота и т.д., что было непростой задачей.
Ла Фельяд сделал все максимально аккуратно: 15 марта французы покинули Месину, попутно снимая гарнизоны с других пунктов (последней, 21 марта, оставлена Аугуста). В апреле в Тулоне высадилось восемь тысяч эвакуированных с Сицилии солдат, б.ч. из которых тут же была направлена в Каталонию, под стены осажденной маршалом Навайлем Пусчерды (там найдет свою смерть упоминавшийся выше де ла Вильдье, к тому моменту ставший уже маршал-де-кампом).

Во что обошлась Франции эта экспедиция? За три года на Сицилию было потрачено 30 млн. ливров (снабжение и содержание войск и флота, закупки продовольствия для Мессины и проч.) - сумма солидная, хотя и не настолько колоссальная. Из 14200 солдат, отправленных на остров за этот период, вернулось немногим более половины (7900) - т.о. потери составили 6300 убитыми, умершими от болезней и ран и дезертировавшими; с учетом потерь флота цифра уверенно приближалась к десяти тысячам.
Чем оказалась сицилийская экспедиция для Франции: стратегической диверсией против Испании, или неудавшейся попыткой закрепить свои позиции на торговых путях средиземноморья? Что касается первого мнения, то французам не удалось всерьез отвлечь внимание испанцев от других районов военных действий (как уже говорилось, за все время последние перебросили в Сицилию 16,2 тыс. солдат, не считая некоторого количества милиции - против 14,2 тыс. солдат Людовика XIV). Результаты операций Вивонна по захвату ключевых пунктов побережья также стоит признать скромными, особенно с учетом значительных потерь.  Желание же Кольбера взять в свои руки торговлю с богатым Левантом, при относительной слабости французского флота на тот момент и сопротивлении других морских держав, не могло быть подпитано необходимым финансированием (что он сам, как генеральный контролер финансов, не мог не понимать).
С другой стороны, сицилийские кампании стали хорошей школой для французского флота - который показал, что может на равных соревноваться даже с голландцами.
А что сама Мессина? Кажется, мнение восставших Людовика XIV не интересовало - хотя Ла Фельяд, как смог, "извинился" перед Сенатом города. К этому моменту Мессина уже потеряла свое первоначальное значение "разменной монеты" для предстоящих мирных переговоров с Испанией, а эвакуация французских сил стала жестом доброй воли накануне заключения мира. Почти сразу же после того, как французские паруса скрылись за горизонтом, Бурнонвиль окружил и блокировал Мессину, принудив восставших к сдаче. "Страсти по Сицилии", бушевавшие в западном средиземноморье в течение этих нескольких лет, стихли...

Комментариев нет:

Отправить комментарий