среда, 12 февраля 2020 г.

Таланты и пороки герцога де Вандома.

(Наброски к биографии в ... частях, с прологом и эпилогом).


. . . . . . . . . .

Часть седьмая. Война двух кузенов-1 (кампания 1702 года и сражение при Луццаре).

В конце февраля 1702 года обе стороны располагали в Северной Италии примерно равными силами: 30 тысяч у Евгения Савойского и 31,5 тыс. франко-испанцев. Пятитысячный имперский отряд Траутмансдорфа (1) блокировал в Мантуе такой же численности войска графа Тессе (2), 10 тысяч немцев под командованием принца Карла-Томаса де Водемона, сына миланского губернатора (3) занимали владения Пармы на правом берегу реки По, порядка 3 тысяч имперских солдат стояли в моденском герцогстве (4),  11,5 тысяч солдат графа Гвидо фон Штаремберга (5) стояли против главных сил франко-испанцев (6), располагавшихся вдоль реки Адда для прикрытия Милана. Вандом прибыл к войскам 1 марта и, в ожидании подкреплений из Франции и мобилизации испано-савойских сил, начал перегруппировку подчиненных ему войск - к концу марта он сосредоточил в районе Страделлы (7), на правом берегу По, большую часть своих сил (39 бат. и 69 эск.), оставив на Адде 30 бат. и 29 эск. под командованием принца Карла де Водемона-старшего. Король просил Вандома не рисковать без надобности - герцог обещал быть осторожным. Главной стратегической проблемой для "армии двух корон" была блокированная имперцами Матуя - Вандом не мог позволить пасть столице союзника Франции, а войск графа Тессе для её защиты было недостаточно. Положение Мантуи в определенной степени упрощалось тем, что приступить к полноценной осаде города противник пока не мог, поскольку отсутствовал необходимый для этого артиллерийский парк. Тем не менее, мантуанский гарнизон нуждался как минимум в провианте - который Вандом и намеревался доставить. На военном совете 26 марта было принято решение, что оказать помощь Мантуе возможно не ранее мая, поскольку требовалось собрать необходимое количество продовольствия и сам обоз, а также восстановить войска путем набора рекрутов в провинциях Северной Италии. Пока принц Водемон занимался этими вопросами, Вандом решил перейти в наступление на южном берегу По. Оттеснив корпус Водемона-младшего, вынужденного отойти от Сан-Джиованни на восток, к Бресчелло (8), Вандом прошел вдоль правого берега По до Нуры, затем  перешел на левый берег (9).

Положение сторон в Северной Италии на весну 1702 года.



Более активная фаза кампании началась в середине мая, когда к Евгению Савойскому прибыло подкрепление в виде 15 тысяч солдат, треть из которых составляли датчане (7 бат. пехоты и 6 эск. драгун - всего 5 тысяч). Вандом, усиленный 10 тысячами французов и таким же числом итальянцев, начал марш к Мантуе. Как таковой задачи разбить в полевом сражении имперскую армию пока не стояло - требовалось лишь маневрированием прикрыть доставку в осажденный город подкреплений и продовольствия. 12 мая армия герцога де Вандома численностью в 51 тыс.человек (61 бат. и 102 эск.) пересекла реку Оглио в Понте-Вико (1), маршем через Манербио (2) и Проалбино (3) достигла 18-го числа Изореллы (4), откуда через Медоле (5) 25 мая вышла к Гоито (6). По ходу этого марша из главной армии был выделен 10-тысячный отряд генерал-лейтенанта маркиза де Креки, который должен был установить связь с графом Тессе в Мантуе. Евгений Савойский сначала наблюдал за противником в районе Остиано (7), однако слабость сил (50 бат. и 89 эск. численностью 39 тысяч) не позволяли ему остановить Вандома, и имперский командующий отошел вдоль левого берега Олио к Кампителло (8), после чего закрепился за ретраншементами вдоль канала между Монтанарой и Куртатоне (9), подтянув сюда блокирующие Мантую отряды из округи. Таким образом, Тессе соединился с Вандомом, столица мантуанского герцогства была деблокирована, обоз с продовольствием смог пройти в город и за крепость в ближайшее время можно было не опасаться.

Марш на Мантую, май-июнь 1702 г.

5 июня Вандом разбил укрепленный лагерь на западном берегу канала, между  ручьем Фосса-Маэстра и затоками реки Минчио у делле-Грацие (10). Однако сильная оборонительная позиция Евгения не давала возможности ни атаковать имперцев в лоб, ни обойти с флангов. После некоторых раздумий герцог Вандом принял решение на глубокий стратегический маневр - движением на юг, чтобы отрезать имперцев от магазинов, устроенных ими в землях Модены (эти коммуникации проходили через Боргофорте (11)) и затем выйти в тыл к Говерноло (12), через которое проходили коммуникации с Империей. Оставив корпус принца Карла Водемона-старшего (54 бат. и 57 эск., порядка 23-25 тыс.чел.) наблюдать за Евгением, командующий с главными силами (88 бат. и 80 эск. - всего 38 тысяч) двинулся на юг.15 июля Вандом прибыл в Кремону (1), где вместе с герцогами мантуанским и моденским встретил прибывшего из Испании молодого испанского короля Филиппа V. Последний, добившись от своего деда разрешения покинуть Мадрид и присоединиться к армии Италии, прибыл сюда морем через Финале, после чего через Алессандрию и Милан добрался до Кремоны. Сконцентрированные здесь союзные войска (23 бат. и 40 эск.) перешли реку По около Кастел-Ветро (2) и двинулся вдоль левого берега к Парме, где соединился с другой колонной (17 бат. и 40 эск.), выступившей из лагеря делле-Грацие (3) и форсировавшей По в Касал-Маджоре 21 июля (4). 26-го числа объединенная армия достигла Кастел-Нуево (5).

Марш-маневр июль-август 1702 г.
Евгений Савойский, узнав об этом маневре Вандома, отправил навстречу противнику отряд по командованием Аннибале Висконти, маркиза Боргоратто (кавалерийские полки Коммерси, Дармштадт и Висконти, полк драгун, три роты гусар и батальон австрийской пехоты общей численностью порядка 3,4 тыс.). Висконти, достигнув реки Кростоло, стал лагерем в местечке Санта-Виттория (6), в пяти километрах выше по течению от Гуасталлы. 26 июля во главе авангарда из 13 эскадронов (кавалерия, жандармы и драгуны) и 24 гренадерских рот под командованием полковника Жерома Шамийяра - брата военного министра) Вандом подошел к Санта-Виттории: французские гренадеры в двух колоннах уверенно атаковали лагерь противника, и после короткого боя Висконти был разбит и отброшен на север, к Гуасталле. Трофеями французов стали 400 пленных, 12 знамен и штандартов и обоз; убитыми и ранеными имперцы потеряли 600 чел., потери французов - порядка 200 чел. Король Филипп V в сопровождении нескольких эскадронов охраны  прибыл к Санта-Виттории только к самому окончанию боя, чем был немало разочарован.

Рисунок-схема боя при Санта-Виттории 26 июля 1702 г.
После боя при Санта-Виттории отдельные французские отряды занялись осадой и занятием близлежаших пунктов и крепостей (Бресчелло, Модена, Реджио, Карпи, Корреджио), а Вандом с главными силами повернул на север - к реке По, за которой располагалась армия принца Евгения. Герцог надеялся подтянуть с левого берега войска Водемона и либо вынудить имперцев на сражение, либо окончательно оттеснить их от Мантуи. 31 июля армия Вандома достигла Новеллары (7), а 1 августа разбила лагерь около Теста (8), где простояла почти две недели.
В распоряжении Евгения Савойского на этот момент было порядка 59 тысяч солдат, большая часть из которых занимала пункты к югу и востоку от Мантуи, и для встречи армии Вандома он смог собрать менее половины (24 тысячи).
15 августа 36-тысячная армия Вандома (53 бат. и 101 эск.) выступила из лагеря у Теста в направлении к Луццаре (9).
Движение совершалось двумя классическими маршевыми колоннами, каждая из которых, при разворачивании армии на поле предстоящего сражения, становилась первой или второй линией боевого порядка. Правой колонной командовал молодой король испанский Филипп V, а левой – генерал-лейтенант граф Тессе. Сам герцог де Вандом лично возглавлял авангард "армии двух корон", всё также состоящий из гренадерских рот Шамильяра и кавалерии (общий состав союзной армии оценивается в 43 либо 49 батальонов и 103 эскадрона, порядка 30 тысяч человек). В 8 часов утра 15 августа отряд Вандома подошел к небольшому городку Луццаре, старинный замок рядом с которым занимал передовой имперский отряд численностью в 500-600 человек. Французский командующий потребовал от австрийского коменданта барона фон Шлейтендорфа сдачи этого укрепленного пункта, прикрывавшего наплавной мост через По (так необходимый Вандому для связи с войсками принца Карла де Водемона). Последовал отказ; Вандом приказал осадить Луццару и отдал распоряжение разбить лагерь, намереваясь на следующий день перейти По и атаковать главные силы имперцев.


Принц Евгений Савойский (1663-1736 гг.). Художник - Годфри Кнеллер (1712 г.)
Впрочем, принц Евгений решил иначе: его войска уже скрытно переправились через реку По и двигаясь к Луццаре двумя колоннами: левая, под командованием Гвидо фон  Штаремберга, состояла из войск первой линии (20 бат. и 44 эск.), правая, руководимая 41-летним принцем Шарлем-Франсуа де Коммерси -  из войск второй линии (15 бат. и 38 эск., в т.ч. 3 эск. гусар) - всего 35 бат. и 82 эск. численностью в 25 тысяч человек. Евгений Савойский собирался скрытно подойти к Луццаре подприкрытием дамб, сосредоточиться и внезапно атаковать противника. По одной из версий, планы австрийского командующего нарушил некий французский офицер, по какой-то причине решивший осмотреть вышеуказанную грунтовую насыпь. Франко-испанцы бросили устанавливать палатки, и стали спешно разворачиваться в боевой порядок.
Местность предстоящего сражения представляла собой виноградники и тутовые плантации, пространство между которыми были изрезано канавами. Между Луццарой и рекой По, параллельно двум дорогам, идущим на север к Боргофорте, находилось две длинные насыпные дамбы, защищавшие окрестные поля от наводнений. Важную роль в сражении должна была сыграть группа войск, которую воглавлял генерал-лейтенант граф де Тессе: на большой дамбе французы расположили батарею, прикрываемую отрядом пехоты (бригады Люксембурга в составе трех батальонов полка Пьемонт и Королевского Корабельного) и несколькими эскадронами кавалерии, а для занятия малой дамбы был также выдвинут отряд (8 бат. и 4 эск.). Эти войска, сильно выдвинутые вперед, имели задачей угрожать флангу имперцев и путям их возможного отступления. В целом правое крыло "армии двух корон"составляли 8 кав.бригад (в т.ч. одна итальянская), центр - 6 пехотных бригад, левое крыло - 7 пехотных и 4 кав.бригады, штаб армии - 12 генерал-лейтенантов и 10 маршал-де-кампов.
Схема сражения при Луццаре.

Схема сражения при Луццаре (из работы американского историка Теодора Доджа "История военного искусства")

Имперская колонна Штаремберга двигалась быстрее войск Коммерси, и достигнув окрестностей Луццары, принуждена была дожидаться подхода правой колонны в течение полутора часов - что изначально свело планируемый эффект неожиданности к нулю. Для развертывания армии в классический боевой порядок светлого времени суток оставалось мало, и поэтому Евгений Савойский приказал каждой из колонн составить отдельное боевое крыло: Штаремберг - слева, Коммерси - справа. Усилив последнего частью сил левого крыла (9 бат. и 8 эск.), имперский командующий решил нанести главный удар правофланговой колонной. Выдвинутая против французского отряда на дамбе артиллерийская батарея в пять часов дня открыла огонь, дав начало сражению.

Каннонада продолжалась около часа, после чего Коммерси двинул вперед несколько батальонов. Сильно пересеченная местность мешала имперцам развернуться, почему бой вскоре разбился на несколько отдельных стычек. Головные батальоны были атакованы с фланга незамеченными до тех пор французскими частями, занимавшими малую дамбу, в результате чего пришли в расстройство. При этом смертельное ранение получил командовавший правым крылом принц  де Коммерси (родственник обоих Водемонов по лотарингской линии, а также внук внебрачной дочери короля Генриха IV, что в определенной степени роднило его с герцогом де Вандомом). Блестящая атака французских драгун окончательно опрокинула имперскую пехоту, и только поддержка войск князя Лихтенштейна и личное появление среди полков Евгения Савойского позволили восстановить положение на этом участке и произвести повторную атаку, поддержаную тремя датскими батальонами под командованием генерала Ройсбурга. Французы были вытеснены из рвов и кустарника, боевые порядки Тессе затрещали по швам, однако Вандом вовремя бросил в эту свалку 9 эскадронов из второй линии генерал-лейтенанта Безона (из состава кавалерийских полков Генерал-полковника, Монперу, Бурбон и  Дурш), которые смелой сабельной атакой остановили последний порыв противника, сведя его первоначальный успех к нулю. В целом на этом участке имперцы провели четыре атаки, так или иначе отраженных французами, и к девяти часам вечера бой в районе дамб стал ослабевать.

Панорама сражения при Луццаре (вид со стороны имперской армии).

Французам, стойко державшим позиции, эти атаки стоили больших потерь. Полк Пьемонт потерял подполковника Луазеля и двух капитанов убитыми, три капитана получили ранения. В Королевском Корабельном пехотном полку погибли командир полка (бригадир и маркиз Исаак-Шарль  де Монтадр),  два капитана и два лейтенанта, ещё четыре офицера полка были ранены. Командир бригады - маршал-де-камп маркиз Филипп де Лангальри - в этой свалке чудом остался в живых, однако серьезные ранения получили многие старшие офицеры, сражавшиеся на левом фланге: ранены маркиз де Линьерак (поражен мушкетной пулей в плечо) и маркиз де Ренель, дважды ранен бригадир герцог де Монпейру, маркизу де Грансе сломало руку (наспех перемотав её, он снова вернулся в строй), бригадир кавалерии де Вандёй и вовсе руки лишился (оторвало пушечным ядром), и т.д.
На противоположном фланге граф Штаремберг также перешел в наступление, однако с потерями был отбит усилиями жандармерии и нескольких спешенных драгунских полков. Повторную атаку поддержали четыре полка кирасир и два полка драгун, подошедших под командованием Водемона-младшего и маркиза Висконти. Оставив 8 эскадронов в резерве, с остальными 17-ю охватив боевые порядки правого фланга французов, Водемон опрокинул их кавалерию и привел в замешательство пехоту. Штаремберг бросил в атаку свои батальоны, встреченные ружейным огнем закрепившихся во рвах и за заборами французских солдат и спешившихся карабинеров (командир последних, г-н Обетер, намеренно спешил своих солдат, чтобы тем было сподручнее перезаряжать ружья). Натиск имперской пехоты был остановлен лишь благодаря контратаке ирландской пехоты и жандармерии - и вновь в дело вступили кавалеристы Водемона, под прикрытием которых Штаремберг сумел привести свои батальоны в порядок. С французской стороны здесь отличился, в частности, генерал-лейтенант граф Фердинанд де Марсен, присутствовавший на поле боя рядом с Филиппом V в качестве французского посла и уговоривший короля отпустить его в сражение - Марсен избежал ранений, хотя под ним было убито две лошади.
Наконец, в центре сражения друг другу противостояли имперский фельдмаршал Филипп-Эразмус фон Лихтенштейн и французский генерал-лейтенант Франсуа-Жозеф де Бланшфор, маркиз де Креки (сын маршала Франции). Оба командира вскоре вышли из строя (ранение Креки оказалось смертельным и он скончался на следующий день). Смерть последнего произвела некоторое замешательство среди французов, но прибытие самого Вандома и поддержка тремя спешенными драгунскими полками (Эстрад, Лотрек и Дофин) ободрила их.
Когда на поле боя спустились сумерки (бой начался в пять часов вечера, закончился к девяти), оказалось, что с обеих сторон положено несколько тысяч солдат, но противники так ничего и не добились - на чем и успокоились. Уставшие французы вернулись в лагерь в надежде, что наутро они все же сумеют вырвать победу - однако Евгений Савойский поспешно отвел свою армию на север.
Исход сражения считается неопределенным, и потому каждая из сторон приписывала победу себе. Цифры потерь у многих авторов сильно разнятся: имперские колеблются от 1,7 до 4 тысяч, французские - от 2 до 3,5 тыс. Так, в "Военно-энциклопедическом лексиконе" Зедделлера (1837-1850 годы издания) потери указаны по 2000 с обеих сторон, в "Военной энциклопедии" Сытина - 2700 имперцев и 3000 французов, "Кригслексикон" Бодара говорит о 2700 имперцев и 3500 французов. Согласно Перини, имперские потери -  1695 убитыми и ранеными, франко-испанская армия потеряла 3500 человек. Немецкие источники, ссылаясь на некие французские данные, выводят цифру потерь до 5 тысяч человек как разницу численности французской армии до и после сражения. При этом собственные потери подсчитаны ими якобы до последнего человека: офицеры - 59 убитых, 101 ранен плюс четыре пропавших без вести, солдаты - 732 убито и 1804 ранено. Другие источники говорят, что с имперской стороны в числе 167 убитых и раненых офицеров - шесть полковников, восемь подполковников и 28 капитанов (в числе последних и капитан Френсис МакДоннелл - тот самый,что пленил в Кремоне Вильруа и выступал парламентером перед ирландцами О'Махони).Американский военный историк Теодор Додж писал, что по словам самого Евгения Савойского, в некоторых полках выбыли из строя все офицеры, и солдатами продолжали руководить сержанты (он же назвал исход сражения при Луццаре в отношении Евгения Савойского "спорной победой").
Потери французской армии в командном составе таковы:
- смертельно ранены: генерал-лейтенант маркиз де Креки и маршал-де-камп Жильбер Ожер де Кавуа (скончался в следующем месяце)
- убиты: бригадиры Ричард Талбот (бывший командир одного из ирландских полков), и граф де Монтандр (Исаак-Шарль де ла Рошфуко).
Также погибло три полковника: де Бражелон, д'Аренн и граф де Ренель (в некоторых работах, например у Перини в книге "Битвы Франции" и в фундаментальном многотомном труде австрийского генерального штаба, посвященном описанию походов и кампаний Евгения Савойского,  говорится о пяти полковниках,  причисляя сюда бригадиров Талбота и Монтандра как командиров полков).
Трофеями имперцев стало шесть знамен и один кавалерийский штандарт противника, французам досталось одно-единственное знамя (стоит также упомянуть о храбрости драгун полка Дофина, под конец сражения сумевших вырвать из рук немцев две уже потерянных было полевых пушки).
Отметим также, что отличие в сражении принесло 54-летнему генерал-лейтенанту Рене де Фруле, графу де Тессе, так желаемое им звание маршала Франции - это произошло 14 января следующего,1703 года, когда Людовик XIV провел самое массовое повышение своего генералитета: 10 человек удостоились маршальского жезла в этот день.

Рене де Фруле, граф де Тессе (1648-1725 гг.). Художник Риго (1700 г.)
Спустя несколько дней имперский гарнизон Луццары капитулировал: помимо почти пяти сотен пленных французам досталось четыре или пять тысяч мешков с мукой, пять сотен волов, а также значительные запасы вина. После продолжительной передышки,связанной как с отдыхом армии, так и с овладением имперских опорных пунктов на правом берегу По, в ноябре французская армия снова пришла в движение для совершения последнего акта кампании. Это было не столько новое наступление, сколько желание Вандома занять максимум городов и территорий перед окончанием кампании и уходом на зимние квартиры. Через Реджиоло Вандом достиг Банданело, где занял мост через Секкию и расположился лагерем. Впрочем, ответное решительное движение принца Евгения заставило Вандома отказаться от сражения и ненужных потерь. Под занавес кампании французы овладели пунктами Боргофорте (взят 15 ноября графом Тессе) и Говерноло (22 ноября) - т.о. результатами кампании стало возвращение практически всех итальянских территорий, занятых было имперцами в предыдущую кампанию. После Катина и Вильруа принц Евгений получил достойного противника в лице своего кузена и стало понятно, что Северная Италия просто так к ногам Вены не падет.
Первая кампания герцога Вандома в Италии в 1702 г. хорошо показывает основные элементы стратегии того времени с разных сторон. Принц Евгений не мог продолжать движение главными силами в Ломбардию,оставив в тылу сильные крепость и гарнизон Мантуи. Выход армии Вандома к Минчио в июне угрожал имперской армии потерей линии коммуникации с Австрией,однако с другой стороны переходу французами через реку угрожала позиция армии Евгения у Куртатоне. Вандом не решился атаковать занятую имперцами сильную позицию,поскольку не имел серьезного превосходства для такого предприятия (в отличие, например, от атаки Люксембургом англо-голландских позиций при Неервиндене в 1693 г.), обход также был невозможен - поэтому марш-маневр Вандома в августе через Парму к Луццаре угрожал армии Евгения потерей магазинов и укрепленных пунктов на правом берегу По, что серьезно ограничило бы возможности имперской армии в смысле маневров. Победой при Сан-Виттории и выходом к Луццаре Вандом заставил Евгения окончательно забыть о Мантуе и выйти ему навстречу. Для сохранения стратегического положения Евгению была нужна победа при Луццаре и отступление французов - Вандома устроил даже ничейный исход, поскольку была пресечена попытка имперского полководца защитить магазины своей армии. Теодор Додж упоминает нам о некой теории, которой придерживался Евгений Савойский: слабейший из противников не должен ждать атаки, а переходить в наступление сам - что и было блестяще продемонстрировано принцем при Луццаре. Что же касается оценки Доджем стратегии Вандома в этой кампании, то историк высказался так: "He was doing brilliant work." ("Он проделал блестящую работу"). Князь Николай Сергеевич Голицын (известный военный историк, автор 15-томного труда "Всеобщая военная история"), о результате сражения при Луцарре и последующих событиях этой кампании писал так:
"Хотя обе стороны равно приписывали себе победу в нем, но принц Евгений был принужден отступить к реке По. Затем обе армии оставались в бездействии, в продолжении которого французы отняли однако у неприятеля все его магазины".


Комментариев нет:

Отправка комментария