пятница, 10 января 2020 г.

Таланты и пороки герцога де Вандома.

(Наброски к биографии в ... частях, с прологом и эпилогом).


. . . . . . . . . .

Часть вторая. Братья-"эпикурейцы".


Первое время Филипп де Вандом проживал в наследном особняке, Вандомском павильоне, но став Великим Приором Франции, переехал в знаменитый Тампль (точнее, "Башня Храма" - "La tour du Temple" ): старинный замок храмовников-тамплиеров, после разгрома ордена которых французским королем Филиппом Красивым он был передан иоаннитам (мальтийцам). Один из предыдущих приоров, Жак де Сувре (1600-1670), в 1667 году перестроил южную часть замка  в элегантный дворец в стиле Возрождения. Будучи младшим братом известной писательницы-моралистки Мадлен де Сувре, хозяйки одного из самых известных литературных салонов своего времени, словно по примеру сестры, Жак основал собственный "салон-орден" - эдакий "кружок аристократов-вольнодумцев", остроумных и образованных, главным занятием которых были поэзия и вино. Это сообщество осталось в истории известным как "Орден склонов" ("Ordre des Coteaux") -  узкий круг гурманов, которые по вкусу вина якобы могли определить не только происхождение лозы, но и на каком склоне она росла.

Новый Великий Приор, Филипп де Вандом, идею "кружка" перенял и даже развил его "эпикурейское направление" - при нём появилось название "Общество Тампля" ("Socit du Temple") - всё продолжалось, как и при Сувре, только в ещё больших масштабах. Вино лилось рекой, среди его друзей было много поэтов - например, Гийом Амфри, аббат де Шольё ( французский поэт-эпикуреец, воспевавший любовь и вино, прозванный за свою лирику "Анакреоном из Тампля" в честь известного древнегреческого поэта), а в более поздний период сущетвования "Общество" одним из его участников стал молодой Франсуа-Мари Аруэ, более известный под псевдонимом Вольтер.


Портрет юного Филиппа де Вандома работы художника Якоба Фердинанда Воета.
Как видно, мирская жизнь привлекала Филиппа больше духовной. Вандому-младшему приписывается множество любовных похождений, что не удивительно -  один из современников писал, что "он был очень умен, в молодости прекрасно сложен и удивительно красив". Среди первых пассий Великого Приора - певица и танцовщица Королевской Академии музыки Франсуаза Моро, однако впоследствии дерзость младшего Вандома не имела границ: в 1676 он соблазнил одну из любовниц самого Людовика XIV - Мари Элизабет, маркизу де Людр, лотарингскую красавицу из придворного штата королевы Марии-Терезы;  в 1683 году его "жертвой" стала знаменитая Луиза де Керуаль - фаворитка английского короля Карла II и, по совместительству - шпионка "Короля-Солнце" при английском дворе (правда, после чего Великому Приору пришлось срочно бежать на родину, во Францию). Наконец, его подозревали в любовной связи с собственной тётушкой - уже упоминавшейся Марией-Анной (той, которая воспитывала юных Вандомов), а под конец жизни Филипп жил в Генуе с одной из своих кузин, Марией-Шарлоттой (дочерью Гортензии Манчини).
Поскольку главным наследником титулов и денег был Луи-Жозеф, приорских денег Филиппу явно не хватало, и он частенько наведывался к старшему брату в Ане - куда герцог удалился по окончание Голландской войны. Поместье Ане, расположенное в более чем полусотне километров к западу от Парижа, некогда было владением известной Дианы де Пуатье - фаворитки короля Генриха II.

Замок Ане - изображение XVIII века.





Замок Ане - современный вид.
Впоследствии замок поменял несколько владельцев, а Луи-Жозефу он достался от бабушки, Франсуазы Лотарингской. Вандом-старший решает привести основательно запущенное имение в порядок - над реконструкцией и дополнительными стройками  работает молодой архитектор, племянник знаменитого Ленотра, Клод Дего. По истечение нескольких лет, в 1686 году, Вандом решает роскошно отметить окончание строительства: в начале сентября в Ане приезжает Великий Дофин (единственный сын короля Людовика XIV и наследник престола) с двором. Праздник длился восемь дней и обошелся хозяину в весьма кругленькую сумму - 100 тысяч ливров (что, в принципе, сопоставимо со стоимостью 30-пушечного фрегата с полной оснасткой и снаряжением). Одним из ключевых событий праздненств была премьера оперы Люлли "Ацис и Галатея" - "героическая пастораль", написанная знаменитым композитором по заказу самого Вандома, премьера которой состоялась в первый же день после приезда Великого Дофина, 6 сентября. Как водится, после оперы была охота и обед...
Скорее всего, именно сочетание внезапно обрушившихся на осиротевших братьев Вандомов  титулов, богатства и знатности при столь юном возрасте и сформировало их образ жизни и характер  - противоречивые и местами нелицеприятные. В отличие от младшего брата, Луи-Жозеф в любовных похождениях замечен не был, совсем даже наоборот: современники и историки не без оснований приписывают ему грех содомии - во Франции это называли не иначе, как "итальянской заразой". Справедливости ради стоит отметить, что грешило этим делом немало представителей высшего света. Как двусмысленно писал Дюма в книге "Людовик XV и его эпоха" о герцоге Вандомском, "... имел обыкновение обращаться к своим врагам всегда лицом, а к своим друзьям - спиною". Впоследствии это "увлечение" привело к тяжелым последствиям для организма старшего из братьев Вандомов. Прочие же пороки смотрелись на этом фоне куда менее болезненными. Во-первых, вместе с младшим братом он перенял от своих предков по отцовской линии любовь к роскоши и чревоугодие - за что братья получили при дворе прозвище "эпикурейцев" (поскольку одним из принципов этого учения было удовольствие). И если Филипп со своим "кружком вольнодумцев" предавались большей частью "неумеренной дегустации элитных вин", то сказать, что Луи-Жозеф любил роскошный стол - значило вовсе ничего не сказать. Обеды правнука "Анри Веселого" вошли в историю: когда в Ане гостил Великий Дофин Людовик (единственный сын короля и наследник престола), а за столом собралось сорок гостей, повара Вандома вынесли к столу: 30 видов супов, 132 горячих блюд, 60 холодных блюд, 72 блюда с жарким, 334 блюда из дичи,а на десерт - 50 различных салатов, 216 блюд со свежими и сушеными фруктами,106 компотов и 50 блюд с морожеными фруктами... И после всего этого они вставали из-за стола и отправлялись на охоту!.. К слову сказать, следствием увлечения Луи-Жозефа охотой были собаки, которым он позволял есть со своего стола и даже спать в своей кровати.
В своих знаменитых мемуарах Сен-Симон посвятил описанию личности и характера Вандома-старшего целых три страницы: по его словам, тот был "довольно высокого роста, слегка полноватый, но крепкий, сильный и стремительный, он отличался величественной осанкой, благородным лицом, естественностью в словах и жестах и изрядным природным умом, который он никогда не обременял учеными занятиями. Его легкая и непринужденная речь, была сдобрена толикой дерзости, со временем превратившейся в беспредельную наглость... Учтивый, когда в том была необходимость, но отмерявший свои любезности скупо и с разбором... он был воплощенная гордыня... Чем более высокое положение он занимал, чем больше милостей на него сыпалось, тем более высокомерным, бесцеремонным и неуступчивым он становился... Леность его не поддается описанию...".
С возрастом Луи-Жозеф стал выглядеть более солидно и даже зловеще - но об этом позднее...
На характеристику Филиппа Сен-Симон также не скупится на эпитеты: "Он обладал всеми пороками своего брата... Ежевечерне напивался до того, что его приносили в постель мертвецки пьяным... человек бесчестный до мозга костей... был неслыханным мотом и безалабернейшим человеком на свете...".
Впрочем, всему есть предел, даже богатствам Вандомов: роскошная жизнь обходилась недешево, да и при перестройке замка Ане Луи-Жозеф порядком поиздержался. Кроме того, так или иначе ему приходилось финансировать не менее разгульную жизнь своего младшего брата, по этому с частью наследства пришлось расстаться: сначала, в 1680 году,  герцог де Вандом продал свой парижский особняк на улице Сен-Оноре (немногим позднее архитектором Мансаром здесь будет устроена площадь Людовика Великого, позднее известная как Вандомская площадь), а восемь лет спустя даже один из титулов. Речь идет о герцогской короне де Бофор, которая досталась Луи-Жозефу от дяди-фрондера, не оставившего после себя наследников. В 1688 году Вандом продал это владение Шарлю-Франсуа-Фредерику I де Монморанси-Люксембургу, принцу де Тенгри - старшему сыну маршала Франции герцога де Люксембурга.  Цена сделки была более чем серьезной (460 тысяч ливров), и возможно, дело было не только в деньгах - Вандом, как истинный царедворец, хотел наладить отношения со знаменитым "горбуном", но впоследствии оказалось, что их жизненные пути разойдутся.
В целом в Вандоме-старшем (в отличие от Филиппа) леность и откровенное обжорство, усугубленные весьма распространенным в среде высшего света пороком содомии - невероятным образом сочетались с храбростью и немалыми полководческими талантами.


Братья Вандомы: Филипп (слева) и Луи-Жозеф (справа).
Относительно мирные 1680-е годы пролетели, и вскоре жажда славы заставила Людовика XIV решится на очередную войну. И снова братья Вандомы получили возможность отщипнуть от королевского лаврового венка листок-другой...


Комментариев нет:

Отправить комментарий